Виктор Талалихин — позывной «Малыш»

По всем критериям Виктору Талалихину не суждено было стать пилотом. Подкачал его малый рост – всего 155 см. Но он с детства грезил небом, а в юности мечта укрепилась – твёрдо решил стать военным летчиком. Тем более, что пример был перед глазами – два старших брата служили в Красной Армии, причем оба в авиации.

Виктор Талалихин родился в Саратовской области в 1918 году. Но вскоре семья переехала в Москву. С 15 лет подросток пошел работать обвальщиком мяса в колбасном цехе Московского мясокомбината. Кстати, очень тяжелая работа – приходилось постоянно ворочать здоровенные туши. Сила для этого нужна большая, и, несмотря на маленький росточек, у Виктора она была. Он был маленький, но жилистый, скрученный из мускулов.

Попутно он посещал планерный кружок и, когда ему исполнилось 18 лет, поступил в московский аэроклуб. К неудовольствию начальника клуба Ермакова. Тот даже хотел отчислить его из-за маленького роста – Талалихин не доставал до педалей, а при посадке не видел землю. За юношу вступилась летчик-инструктор Мария Колотилина. Чтобы хоть как-то компенсировать малый росточек, она сшила Талалихину специальные подушечки. Но когда Ермаков увидел летчика, шедшего к самолету с этими самыми подушечками, его чуть не хватил «кондратий».

Как говаривал старшина из фильма «Они сражались за родину»: «Мал клоп, да вонюч». Виктор Талалихин доказал, что маленький рост не помеха мастерству. На выпускных экзаменах вся приемная комиссия стоя аплодировала его полету. Даже Ермаков после приземления пожал ему руку и похвалил.

После окончания аэроклуба Талалихин был принят в Борисоглебскую летную школу. В 1938 году он уже младший лейтенант 27-го авиаполка Московского округа ПВО. Боевое крещение юный летчик получил во время финской войны. Говорят, что он сбил четыре финских самолета, но документальных подтверждений нет. Больше доверия вызывают исследования военного историка Михаила Тимина: «Там практически не было финской авиации. И боевые действия велись, в основном, с упором на разведку, на атаки наземных целей.  Ну и на другие вылеты, не связанные с воздушными боями. То есть как истребитель ПВО большого опыта там Талалихин получить не мог, хотя он сделал очень много для того периода – сорок семь боевых вылетов. И заслуженно получил орден Красной Звезды».

Боевой летчик, офицер, орденоносец Виктор Талалихин по-прежнему оставался веселым, задорным, хулиганистым мальчишкой, любимцем всего полка, с ласковым прозвищем «Малыш». То пролетит на бреющем над колхозным полем, напугав до обморока работающих колхозниц, то, отлынивая от копания землянки, устроит товарищам концерт на гитаре. Кстати, любимой песнью Виктора была «Черный ворон», он считал, что она приносит ему удачу.

А вот с девушками он стеснялся своего маленького роста. Редко ходил на танцы, а когда его приглашали, старался незаметно приподниматься на цыпочки. Но потом встретил симпатичную и бойкую 10-класницу Шурочку Ильину, и всё стеснение сняло как рукой. Талалихин в качестве общественной нагрузки вёл занятия в парашютном кружке, а Шура была его подопечной. При первом прыжке она вывихнула ногу, и Виктор на руках отнес ее в больницу. Так начался их роман. В марте 1941 года Талалихин сделал ей предложение руки и сердца. Но в ЗАГСе заявление от молодых не приняли – Шуре еще не исполнилось 18 лет: «Вот приходите через три месяца тогда и зарегистрируем».  Свадьбу назначили на 29 июня. Но…

Московская ПВО с честью выполнила задачу по защите неба столицы. Несколько массированных авианалетов были отбиты с большими потерями для врага. Тогда Люфтваффе прибегло к тактике ночных бомбардировок. Группы или одиночные самолеты, ведомые опытными асами, прорывались ночью к Москве и, отбомбившись, уходили назад. Для борьбы с ночными бомбардировщиками требовались умелые и опытные летчики-истребители. Их, к сожалению, было мало. По признанию командующего ПВО в августе 1941 года из 500 летчиков только 88 были подготовлены к ночным боям. И только восемь из них могли летать на истребителях нового типа – модифицированных И-16 модель 29 с подвесными реактивными снарядами. Талалихин входил в эту восьмерку, поэтому работать ему приходилось втройне – сидя за штурвалом на своих подушках он за ночь совершал по нескольку боевых вылетов.

55803 01.08.1943 Самолет младшего лейтенанта Виктора Талалихина таранит фашистский бомбардировщик. РИА Новости / РИА Новости

В ночь с 7 на 8 августа Талалихин заметил большой самолет, летевший по направлению к Москве. Только приблизившись на 20-30 метров, заметил вражеские кресты на фюзеляже. По очертаниям узнал «Хейнкель-111» – мощный немецкий бомбардировщик вооруженный 3-6 пулеметами и пушками. К сравнению, у маленького И-16 всего два малокалиберных пулемета и один тяжелый. Для «Хейнкеля» это как муха для слона. Тем не менее, Талалихин отважно атаковал противника. И удачно – повредил один из моторов. Немец задымил, сбросил бомбы и, развернувшись, стал уходить к фронту. Казалось, задача выполнена – враг отступил. Но Талалихин продолжал преследовать его, добиваясь полного уничтожения. В самый ответственный момент пулеметы замолчали. Летчик посчитал, что закончились патроны. Позже в 2014 году поисковики нашли самолет Талалихина. Оказалось, что боеприпасы не закончились, а был перебит трос, ведущий к пулеметам.

Несмотря на замолчавшее оружие, Талалихин решил довести атаку до конца. Пошел на смертельный риск и, тараня вражеский самолет, рубанул винтом по хвосту «Хейнкеля». Статистика говорит, что в подобных случаях погибают все. Но Талалихину в ту ночь везло, и он успел выпрыгнуть из самолета. Из четырех человек экипажа немецкого бомбардировщика погибли трое. Пилот Шек был взят в плен.

Талалихин приземлился на речку у небольшой деревни Мансурово. Подбежали колхозники, вытащили его из реки, перевязали раненую руку. «Были удивлены все, что он очень молодой. Прямо стоит мальчишка, совсем молоденький мальчишка. И все так благодарны были ему за то, что он так, себя не щадя, в общем, воевал с немцами». (Петр Грибко, житель деревни Мансурово).

На следующее утро Талалихин проснулся знаменитым. Советские газеты и радио сообщили о его подвиге. Истины ради надо сказать, что первый таран в мире совершил русский летчик П.Н. Нестеров во время Первой мировой войны. При этом сам погиб. В советской авиации первый таран совершил летчик Е.Н. Степанов во время Гражданской войны в Испании. Он выжил и позже стал Героем Советского Союза. По вполне понятным причинам подвиг Степанова не афишировался, как и участие советских летчиков в испанской войне. А во время ВОВ только в первый день войны советскими летчиками было совершено семь таранов. Первый ночной таран был успешно проведен 27 июля 1941 года старшим лейтенантом Петром Еремеевым. Но все эти тараны хоть и были подтверждены словами очевидцев, весомых доказательств не имели – обломки вражеских самолетов падали на территорию противника. Да и скажем так, что до подвига Талалихина командование относилось к таранам с прохладцей.

А здесь был такой наглядный подвиг – вот обломки вражеского самолета, вот пленный немецкий ас, а вот и сам живой, хоть и раненый герой – доказательство того, что и в безнадежной ситуации всегда есть надежда победить и выжить. Для журналистов это лучшая тема, и винить их в этом нельзя.

Талалихин стал героем, его лицо смотрело с плакатов и газетных полос. Но он по-прежнему оставался все тем же веселым и дружелюбным «Малышом». И хотя охотно рассказывал о своем бессмертном таране, подвигом его не считал. Из письма В.Талалихина брату Николаю: «Ну что я такого особенного совершил? И ты бы на моем месте (Николай был морским летчиком), ты бы тоже самое сделал. И многие другие летчики то же самое бы сделали. И делали».

Рану ему залечивала любимая Шура Ильина. Они хоть и не расписались, но стали жить как муж с женой. Окончательно оформить отношения планировали в декабре 1941 года. Откладывать было нельзя – Шура ждала ребенка. Но…

27 октября уже комэск Талалихин, имевший на счету пять сбитых самолетов врага, получил приказ найти под Юхновом аэродром противника и разбомбить его. На этот раз  Талалихин летел на «МиГе». Немцы атаковали хитро, снизу. Один из «месеров» подобрался к «МиГу» и подбил его. Талалихин все-таки смог посадить самолёт в поле. Товарищи видели это и вернулись за ним. «Первое впечатление было, что летчик ранен, но живой. А когда вечером с начальником штаба Тарановым они вылетели на У-2 с моим отцом, подлетели к самолету Виктора Васильевича… У МиГ-3 отгорел двигатель, валялся на земле. Открыли кабину. Из-под шлемофона с правой стороны у виска была запекшаяся кровь, и ноги у Виктора Васильевича отгорели». (Владимир Печеневский, сын летчика Александра Печеневского, ведомого Виктора Талалихина).

Узнав о смерти Виктора, Шура Ильина преждевременно родила. Ребенок был слабым и умер через три дня. После войны Александра вышла замуж, родила детей, дожила до глубокой старости, увидела внуков и правнуков. Но всегда помнила своего первого мужа – веселого и задорного Виктора Талалихина.

Помнит его и вся страна. В 30 городах бывшего Союза есть улицы, названные в его честь. Ему посвящены песни, о нём написаны книги, установлены 10 памятников. Правда, на них он слишком суровый и могучий. На самом деле, он был худеньким и веселым «Малышом». Мальчишкой, который в суровый час спасения Родины пошел на смерть.

 

Посетители — 146.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *