Провокация в Глайвице – начало Второй Мировой войны

Это в старину чтобы развязать войнушку нужно было только желание. В цивилизованные времена все-таки нужны более-менее какие-то основания. И вообще нехорошо выглядеть в глазах собственного народа и мирового сообщества бесчестным агрессором, наплевавшим на договора и существующий мир. Гитлеру с  его присными очень хотелось захватить Польшу, но никак не хотелось выглядеть кровожадным агрессором. Тем более что гарантом независимости Польши были две велики державы – Франция и Великобритания. Если бы вступились бы за поляков, мировой войны не избежать.

Но вот если представить миру злобных и кровожадных польских агрессоров  напавшими на мирную овечку Германию, то реноме миролюбивой державы, в глазах мирового сообщества,  а главное своего народа, удастся сохранить. Мол немецкая «мирная овечка»  только отбивается от коварных польских «волков». Глядишь и союзные полякам Франция и Великобритания не вступятся. Тем более что прецедент был – сдали же они Гитлеру  Чехословакию.

Но вот загвоздка: не хотели поляки нападать на Третий рейх, избегали провоцировать его, резонно опасаясь военного конфликта. И тогда Гитлер поручает начальнику  Главного управления имперской безопасности (РСХА) обергруппенфюреру СС Рейнхарду Гейдриху организовать такое нападение. Многим из читателей имя Рейнхарда Гейдриха мало знакомо, он был убит чешскими подпольщиками в 1942 году, мы больше знаем  его преемника Кальтенбруннера. Но говоря откровенно, Гейдрих был еще тот тип, похлеще  Кальтенбруннера и даже Гиммлера – умный, опасный и беспощадный враг.

Рейнхард Гейдрих

Он с энтузиазмом принялся за дело, тем паче, что готовый план у него был уже готов. Еще в 1938 году он планировал провести подобную провокацию против Чехословакии, но тогда она не нашла применения, так как Британия и Франция  пошли на уступки, подписав Мюнхенское соглашение. По замыслу Гейдриха доверенные сотрудники СС, должны были переодеться  в польскую военную форму и напасть на несколько немецких объектов. Пострелять, пошуметь, убить пару немцев, а затем уйти, оставив для достоверности несколько трупов.

Радиостанция в Глайвице (1936)

Объектами для нападения были выбраны: радиостанция в городе Глайвице (теперь польский Гливице);  лесничество в Пинчене; и таможенный пункт  между Гляйвицем и Ратибором. Главное – радиостанция. Ее нужно было захватить и передать в эфир антигерманское воззвание на польском языке. Ответственным за нападение на радиостанцию и другие объекты Гейдрих выбрал своего верного помощника штурмбанфюрера Альфреда Науйокса. Ему в помощь определили Генриха Мюллера, Отто Раша,  Хайнца Йоста и еще нескольких офицеров СС и СД.

Своих эсэсовцы убивать не хотели, поэтому роль «погибших во время нападения» предназначалась заключённым концлагерей, усыпленым посредством инъекций и уже после этого доставленным на место событий. На эсэсовском жаргоне они назывались «консервами»; отсюда и название операции – «Консервы».  Науйокс получил от шефа следующие указания: «Первое: по поводу этой истории вы не имеете права связываться ни с каким немецким учреждением в Гляйвице. Второе: никто из вашей группы не должен иметь при себе документы, доказывающие его принадлежность к СС, СД, полиции или удостоверяющие подданство германского рейха».

Кодовым сигналом для начала операции должна была служить фраза Гейдриха: «Бабушка умерла». Науйокс провел рекогносцировку, отобрал 120 верных эсэсовцев знающих польский язык, Мюллер  подобрал будущих «убиенных польских злодеев»

Операцию запланировали на раннее утро 26 августа 1939 года. Но тут произошел сбой… Чтобы добыть польскую военную форму Науйокс, с санкции Гейдриха, вошел в контакт с офицерами абвера, в частности с капитаном Динглером. И оказывается, в абвере были достойные офицеры, противники нацистского режима. Понимая, что провокация может развязать мировую войну, они организовали утечку информации. Знал ли об этом глава абвера Канарис или нет, до сих пор неизвестно. Офицер абвера Герман Маас передал протокол выступления Гитлера перед командованием вермахта от  22 августа,  руководителю берлинского бюро «Ассошиэйтед Пресс» Льюису Лохнеру,  добавив к словам, сказанным Гитлером, ещё и фразу (впрочем, весьма близкую к действительности) о посылке нескольких рот для инсценирования польского нападения. Уже во второй половине дня 25 августа политическое руководство Великобритании располагало сведениями о намерениях Гитлера. И вечером 25 августа пришли две новости: посол Италии сообщил, что Муссолини не готов поддержать Гитлера, а Великобритания заключила договор о взаимопомощи с Польшей. Поэтому пришлось давать срочные распоряжения об отмене уже начавшейся операции. Здесь не обошлось без накладок. Связаться с группой Хелльвига («польские солдаты»), уже находившейся на польской территории, не удалось, и она напала на таможенный пункт. Лишь вмешательство Мюллера, будущего начальника гестапо, предотвратило кровопролитие.

31 августа Гитлер определил новую дату и время вторжения — 1 сентября в 4 часа 45 минут утра. В 16:00 в гостиничном номере Науйокса раздался телефонный звонок. Подняв трубку, он услышал: «Бабушка умерла».

В 20:00 Науйокс с подчинёнными ворвались в помещение радиостанции. Эсэсовцы в польской форме открыли беспорядочную стрельбу. Работников радиостанции связали и заперли в подвале. Довольно много времени заняли поиски микрофона, по которому радиослушателей предупреждали о приближении грозы. Вскоре слушатели радиостанции услышали «пламенное воззвание» на польском языке на фоне выстрелов. Правда, в эфир ушло  только начало, буквально 10 секунд: «Внимание! Говорит Гливице. Радиостанция находится в руках поляков…». Дальнейшая часть прочитанного тогда обращения не вышла в эфир: служащий радиостанции, проходя мимо главного пульта, незаметно для эсэсовцев нажал кнопку «Выключить». Вся операция заняла не более 4 минут. Вовремя подоспел и Мюллер привезший убитые «консервы».  То же самое происходило в других местах акции.

На следующий день к немецкому народу обратился Гитлер, заявив, что Польша осуществила нападение на германскую территорию и что с этого момента Германия находится в состоянии войны с Польшей. Газеты вышли с кричащими заголовками.

Выступая в рейхстаге, Гитлер заявил о 14 столкновениях на границе, в том числе о трёх крупных. Министр иностранных дел фон Риббентроп сообщил послу Франции, что польская армия перешла границу в трёх местах.

Ни правительство Великобритании, ни Франции, ни Советского Союза не восприняли серьёзно этой провокации. Но важно было, чтобы какое-то время в мировых СМИ была неясная ситуация – «кто кого» – или Польша напала на Германию, или Германия на Польшу.  А главное: немецкий народ в основной массе поверил, что  войну начала не Германия – это была самооборона, ответ на польское вооруженное нападение. Поверили на долгие шесть лет.

Лишь на Нюрнбергском  трибунале арестованный Альфред Науйокс полностью  подтвердил, что события в Глайвице были спровоцированы СД. Но, правда всю вину свалил на погибших  Гейдриха и Мюллера. Под конец жизни он опубликовал мемуары  «Человек, который начал войну» в которых живописал подготовку и проведение операции «Консервы». Свидетельства Науйокса подтвердили его выжившие подчиненные – Йост, Раш,   Гржимек.

Нападение эсэсовцев на радиостанцию в Глайвице произошло в 20-00 31 августа, а через восемь с половиной часов германские вооруженные силы вторглись в Польшу. Но это уже другая история…

Посетители — 78.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *