Проклятые Герои. Михаил Косса – предательство или пьяная дурь

Михаил Ильич Косса родился в Запорожской области в 1921 году. После окончания школы семилетки работал ретушером в фотоателье, а заодно занимался в аэроклубе. В 1940 году был призван в армию, направлен учится в Качинскую военно-летную школу – одно из лучших авиационных училищ в стране. С мая 42-го на фронте. Летал на самолетах-истребителях  «И-16», «И-153», «Як-1». С первых же дней показал себя не только храбрым воздушным бойцом, но и умелым, талантливым пилотом. Уже 21 мая открыл боевой счет. Тогда шестерка наших истребителей, над Керченским проливом, атаковала 30  немецких бомбардировщиков Ю-88 летевших под сопровождением 8 истребителей Me-109.  Не выдержав атаки наших истребителей, немцы стали  сбрасывать бомбы в море. М. Косса поджег один Ю-88, который стремительно стал падать на землю. Из горящего самолета выпрыгнули два члена экипажа, которые были взяты в плен советскими наземными частями.

За два месяца счет сержанта Михаилы Косса вырос до четырех вражеских самолетов сбитых лично и одного «мессера» в групповом бою. Бравого летчика представляют к первой награде – ордену Боевого Красного Знамени. Но получить он ее не успел. 2 августа в бою самолет летчика был сбит зенитной артиллерией.

Сам Косса выбросился из горящей машины с парашютом, который раскрылся лишь в 70 метрах от земли. Летчик упал на крышу сарая в одной из деревень на оккупированной территории. Его приютила и спрятала у себя Ольга Сук. Выдавала Михаила за собственного мужа. Но местные полицаи конечно знали ее настоящего мужа – два раза летчика арестовывали. Но потом отпускали. То ли  благодаря настойчивым просьбам и заявлениям этой самой Ольге Сук, то ли взяткам и подношениям которые она давала полицаям. Злые языки правда говорили, что Косса будучи  арестован, на допросе в гестапо дал подписку о сотрудничестве с немецкими карательными органами. Как было на самом деле неизвестно. Никаких документов нет. Темная история.

В январе 1943 года местность, где прятался Михаил Косса, была освобождена советскими войсками. После прохождения всех проверок в особом отделе он был  направлен служить в 8-й истребительный авиационный полк, через несколько дней  ставший 42-м гвардейским авиаполком.  В нем М. Косса прослужил до последних дней войны.

2 апреля 1943 года звено под командованием заместителя комэска И. Горбунова вылетело на прикрытие наших войск. Наведенные по радио наши летчики обнаружили самолет-разведчик ФВ-189 под прикрытием двух Me-109. Горбунов атаковал разведчика и сбил его. Тем временем М. Косса занялся истребителями прикрытия. В результате боя он сбил обоих в районе станицы Анастасиевской. Свидетелями этого боя были наши наземные войска, в том числе и генерал-майор авиации А.В. Борман. Через три дня, 5 апреля 1943 года, приказом командующего 4-й воздушной армии обоих летчиков наградили орденами Красного Знамени.

Классный был летчик, настоящий ас. Об этом свидетельствуют не только одержанные победы в небе. На своем истребителе он умудрялся атаковать и поражать наземные цели – танки, зенитные орудия, машины.

То есть на истребителе выполнял роль штурмовика. Это только в кино, типа «Истребители» молодые летчики лихо атакуют на «Яках» наземные объекты. На самом деле  это очень сложно и по силу лишь опытным и умелым пилотам. На истребители с высокой скоростью и большим потолком, надо снизится и произвести штурмовку. Многим прославленным асам это было не под силу. А Косса мог и неоднократно это делал. Немудрено что за годы войны его несколько раз отправляли в командировку  в другие авиационные части  для передачи боевого опыта молодому летному составу.

К весне 1944 года гвардии старший лейтенант Михаил Косса стал заместителем командира эскадрильи.  К тому времени он совершил 324 боевых вылета, принял участие в 94 воздушных боях, в которых сбил 14 самолётов. Был представлен к званию Героя Советского Союза. Пока документы ходили по инстанциям, он успел принять участие в боях по ликвидации вражеской группировки в районе Гдыня-Данциг, форсировании Одера. Последний свой самолёт сбил 1 мая 1945 года. К концу войны он совершил 377 боевых вылетов, принял участие в 113 воздушных боях, сбив 15 самолётов лично и 4 — в группе, ещё 4 повредил. Причем это все, твердо подтвержденные победы. Либо вражеские самолеты падали на нашу территорию, а летчики попадали в плен, либо были подтверждены наземной разведкой.

О Михаиле Коссе заговорили как об одном из лучших воздушных ассов. На страницах фронтовых газет он не раз делился своим боевым опытом, рассказывал молодым летчикам об особенностях высотного боя, о том, как сбитый им ас люфтваффе, герой Бизерты и Туниса Г. Мыслер заявил после пленения:

— Хорошие у вас машины. А русские летчики не имеют себе равных.

24 июня 1945 года гвардии капитан М.И. Косса участвует в историческом Параде Победы на Красной площади в Москве в составе сводного полка 2-го Белорусского фронта.

К званию Героя Советского Союза был представлен еще в 1944 году. Но с присвоением высокого звания не спешили. Видимо, у больших начальников и в особом отделе вызывало обеспокоенность наличие в биографии Коссы  его нахождении на оккупированной территории. Золотую звездочку Героя он получил лишь через год рослее Победы – 15 мая 1946 года.

Вроде все складывалось хорошо – Герой, вся грудь в орденах, любимая работа, много летает, осваивает новую технику, заместитель командира эскадрильи. Женился на красивой девушке, родилась дочь, получил квартиру. Слава одного из лучших пилотов советской авиации. Но пройти испытание медных труб славы очень тяжело. Появляются шумные компании, каждый из сослуживцев и случайных знакомых не прочь пропустить рюмочку-другую с известным летчиком и Героем. Находятся завистники, которые с охотой докладывают, куда надо о высказываниях и пьяных откровениях Коссы. Есть сведенья, правда недостоверные, что летчик по пьяной лавочке  повздорил с большим партийным начальством. Так ли это неизвестно. Вообще в те послевоенные годы  особые отделы и госбезопасность стала массово проверять всех подряд по старым военным делам. Всплыла и темная история Косы с нахождением на оккупированной территории. Его вызывают на допросы, унижают, на партсобраниях устраивают проработки.

В 1949 году уже майор Михаил Косса закончил высшую школу штурманов ВВС. Рассчитывал на повышение в должности, хотел летать на сверхзвуковых самолетах. Но вместо этого был назначен командиром авиационного звена учебного центра Добровольного общества содействия авиации (ДОСАВ), расположенного в селе Ротмистровка Киевской области. Фактически это было понижение и отчисление из военной авиации.

Копившиеся проблемы и обиды стали обостряться. Выход из сложившейся ситуации Косса стал искать с помощью алкоголя. Пьяные застолья становились все более частыми. Начались проблемы и в семье. Жена Анастасия была недовольна и вечно нетрезвым мужем и переездом из города в деревню, постоянно его пилила и устраивала скандалы.

22 сентября он пришел домой пьяным и взвинченным. Дура жена вместо того чтобы  успокоить мужа, устроила очередной скандал из-за какой-то мелочи. Мужик не выдержал и психанул: «…ты все обижаешься и вечно мной недовольна. Ну запомни сегодняшнее число». После этого Косса выпил еще вина, поцеловал дочь, заплакал и начал надевать новое обмундирование. Я его уговаривала и не отпускала из дому, но он меня оттолкнул, взял с этажерки топографическую каргу и уехал на аэродром». (из показаний Анастасии Савельевны Косса).

По дороге судя по всему еще выпил, по показаниям часовых был сильно пьян. Пришел на аэродром, поднял в воздух самолет Як-9т, принадлежавший аэроклубу, и направился в сторону границы. Когда в баках закончилось топливо,  совершил посадку на румынском аэродроме Сучава, был арестован местными полицейскими и выдан Советскому Союзу.

Уже через два дня Косе предъявили обвинение в измене Родины – якобы он хотел бежать в Турцию и дальше на Запад с целью сообщить западным спецслужбам секретные сведенья о советской авиации. Напрасно летчик объяснял следователю: «Уходя от жены, я имел в виду пойти на аэродром, сесть в самолет и улететь… Куда, сам не знал. А когда сел в самолет, то принял решение лететь за границу, так как в этот момент прорвалось мое озлобление за понижение в должности, за переводы из одной части в другую, за недоверие… Во время полета протрезвился, приземлился в Сучаве, чтобы дозаправиться и немедленно возвращаться. Но было уже поздно…».

Ему припомнили все. Нахождение на оккупированной территории превратилось в сотрудничество с немцами. Разговоры с собутыльниками — в антисоветскую пропаганду. Пьяная выходка с перелетом границы — в попытку перебежать. Судя по всему летчика били и пытали, он подписал все признательные показания. А признание по тогдашней юстиции, было главным доказательством. Как говорил недоброй памяти Вышинский: «Признание, царица доказательства вины».

20 апреля 1950 года состоялся скорый и неправый суд. Косса на нем отказался от своих показаний данных во время следствия: «как от вымышленных, данных в результате применения к нему мер физического воздействия, и заявил, что государственную границу он перелетел, будучи выпивши, намерений изменить Родине не имел, а на румынском аэродроме попросил выдать «два ведра бензина с тем, чтобы немедленно возвратиться в свою часть и скрыть свое пребывание за границей…».

Также  Косса отказался и от обвинений в проведении «антисоветских» разговоров, которые сводились лишь к тому, что он отмечал лучшую отделку техники капиталистических стран и превосходство индивидуальных проектов домов в Германии над советскими.

Отказ от предыдущих показаний был расценен как не желание раскаяться и очернение правоохранительных органов. Государственный обвинитель потребовал для Коссы 25 лет исправительно-трудовых лагерей с конфискацией имущества, однако Военная коллегия Верховного Суда СССР под председательством генерал-лейтенанта юстиции Чепцова приговорила бывшего майора Михаила Коссу к высшей мере наказания. Приговор обжалованию не подлежал и был приведён в исполнение в тот же день. Тело было захоронено на территории Донского кладбища Москвы. Судя по всему чинуши от закона решили сделать из летчика «козла отпущения». В те времена как раз участились побеги советских солдат и офицеров на Запад. Сбежал даже Герой Советского Союза Георгий Антонов. Вот на примере Михаила Косы советская юстиция и захотела показать что будет с такими перебежчиками, какая кара их ждет невзирая на звания и подвиги. Через год Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 февраля 1951 года Косса посмертно был лишён всех званий и наград. В том числе и звания Героя Советского Союза.

Тот самый генерал-лейтенант юстиции Александр Чепцов, осудивший Героя на смерть, в 1957 году был обвинен маршалом Жуковым в дискредитации и  нарушениях социалистической законности ( не только в деле Косса, но и в других). Но несмотря на обвинения Чепцова тихо-мирно спровадили на пенсию. Умер в почете в Москве в 1980 году. Похоронен на Ваганьковском кладбище, рядом с могилами тех военных которых он сажал и приговаривал к расстрелу.

В 1960 году  в ходе реабилитации жертв политических репрессий дело Михаила Косы подняли. Однако реабилитирован он не был, так как в процессе дополнительной проверки восполнить пробелы судебного действия не представилось возможным, а обвиняемый был расстрелян.

Лишь весной 1966 года прокурор Главной военной прокуратуры подполковник юстиции Беспалов пришел к другим выводам и написал заключение о необходимости принесения протеста на отмену незаконного приговора. 28 апреля 1966 года генеральный прокурор СССР Р.А. Руденко подписал протест.1 июня М.И. Косса был реабилитирован и восстановлен в звании Героя Советского Союза. Посмертно.

Столько десятилетий прошло, а вопросы насчет Михаила Косы остаются неразгаданными. Что хотел сделать. Сознательно бежать за границу? Или это была пьяная дурь? Кем он был? Потенциональным предателем или несчастным человеком попавшим в жернова советской юстиции.

Посетители — 661.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *