Поляки на службе Третьего рейха

Сегодня в Польше активно переписывают историю. Польские историки, на волне безудержного патриотизма, и заодно прикупленные западные, да и что скрывать российские пытаются всеми средствами доказать, что именно польские солдаты сыграли решающую роль во Второй мировой войне. Дескать, без них нацистская Германия не была бы разгромлена. Ведь где только не отметились поляки. И на Ближнем Востоке, в Африке, Италии, на западном фронте. Да и на советско-германском фронте Советский Союз не обошелся бы без двух армий отважного Войска Польского. А в самой Польше доблестно сражались партизаны Армии Краевой, ну и немножко просоветской Армии Людовой.

Правда в пылу ораторства, как-то забывают сказать, что на стороне Третьего рейха воевало тоже немало поляков. Причем гораздо больше, чем во всех этих армиях, вместе взятых.

Предателей и коллаборационистов всегда и везде хватало. Кто-то по национальным, политическим, религиозным соображениям, большинство же спасая свою жизнь, за кусок колбасы готовы всегда пойти против собственного народа. Достаточно вспомнить власовскую РОА, бандеровцев, украинских эсэсовцев из дивизии «Галичина», все эти туркестанские и кавказские легионы. А в Европе то, что творилось. В любой покоренной немцами стране образовывались  эсэсовские дивизии из местных предателей. Французская «Шарлемань», голландская «Валония», норвежская «Норланд» и прочая сволочь, всех не перечислишь. Но если подсчитать сколько и каких иностранцев из оккупированных Германией стран, верно с оружием в руках служили Третьему рейху, то на первом месте опять же окажутся неугомонные поляки. Судя по всему их, было больше половины из общего количества коллаборационистов. Или около того. Причем служили не какими-нибудь хиви или там пособниками в обозе. Служили в самом, что ни на есть немецком вермахте.

Тема эта скользкая и малоизученная. Советские, западные, а тем паче сами польские историки старательно ее обходили. Существовала и до сих пор существует концепция, что Польша была жертвой немецкой, а сейчас оказывается еще и советской агрессии.

Конечно, немцы пытались колонизировать Польшу, изничтожить исторического врага Германии. Но они были до мозга костей прагматиками и старались во всем извлечь выгоду. Применяя древний принцип «разделяй и властвуй» они выделяли различные славянские этнические группы, которые еще не стали польской нацией. Например силезцев в в Западной Польше (Силезии), мазуров в Пруссии, кошубов в Померании,  гуралов (горцев) в Татрах. Несмотря на то, что это этнические группы близкие полякам их объявили их близкими к немцам. Многие из этих этносов видя лояльное отношение немецкой администрации, надеялись на возможность национального возрождения, которой были лишены во время великопольской политики 1919-39гг. Весьма лояльно немцы относились и к полякам протестантам, видя в них близких единоверцев. Более того в 1939 году была проведена перепись населения, где людям дали возможность определится с национальностью. Многие поляки записались при этом немцами, чтобы избежать репрессий и приобрести льготы. Оккупационные власти смотрели на эти нарушения сквозь пальцы. Но для тех, кто записался немцем кроме льгот, существовали и обязанности. В первую очередь служба в вермахте.

Точных данных о поляках напяливших немецкие мундиры нет. Немцы считали только тех поляков, которые были призваны до осени 1943 года. Тогда с присоединенных к Германии Верхней Силезии и Поморья взяли более 200 тысяч человек. Однако вермахт нес все большие потери в живой силе, поэтому в 1944 году мобилизация поляков в вермахт продолжалась еще в больших масштабах. Всего к концу 1944 года в германскую армию было призвано 450 тысяч граждан довоенной Польши. Причем эти данные озвучил не какой-то подозрительный, продажный  и орущий деятель из ток-шоу «Место встречи», а самый что ни на есть польский историк, профессор и директор института истории Силезкого университета Рышард Качмарек. В своей книге «Поляки в Вермахте» он пишет, что более полумиллиона поляков из Верхней Силезии и Поморья прошли через вооруженные силы нацисткой Германии. Причем все они, предателями и изменниками себя не считали. Они позиционировали себя ни немцами, ни чехами, ни поляками, а силезцами. А это, по их мнению, отдельный этнос, отдельный славянский народ проживающий в Польше, Германии, Чехии. То же самое касается прусских мазуров и померанских кошубов.

Конечно, немцев-поляков в элитные эсэсовские части не брали. Не принимали их и в авиацию, ни во флот, ни в танковые войска, ни в спецслужбы. Не создавали из них особых поморских и силезских  частей. Зато простые рабочие и крестьяне были хорошим «материалом» для  пехоты, хотя и там им не особо доверяли ни офицерских, ни унтер-офицерских должностей. Во многом это было связано с незнанием немецкого языка. Обучать их времени не было, только элементарным выражениям и командам. В конце концов, им разрешили говорить по-польски.  Зато славяне были стойкими и дисциплинированными, считались хорошими солдатами. Тысячи поляков были награждены Железными крестами, сотни получили высшие награды Третьего рейха –Рыцарские кресты. Сражаясь за Третий рейх погибло 250 тысяч поляков, 60 тысяч оказалось в советском плену, 68 тысяч в британо-американском.

Поляки, проживающие на территории генерал-губернаторства, в вермахт не призывались.   Зато многие служили в полиции. Уже сразу после захвата Польши, осенью 1939 года оккупационные власти начали формировать польскую вспомогательную полицию. К началу 1940 года там насчитывалось 8700 человек, к 1943 году уже 16 тысяч. По названию мундиров они получили название «синих полицейских». Занималась польская полиция в основном уголовными преступлениями, но отметились и в карательных операциях, арестах, депортации евреев, охране гетто и вообще к охранно-сторожевой службе.  После войны 2000 «синих» полицейских были признаны военными преступниками, 600 из них приговорены к смертной казни.

Кроме того весной 43-го немцы стали формировать польские полицейские батальоны, в противовес частям УПА, которые стали проявлять чрезмерную самостоятельность. Было создано 6-7 таких батальонов по 500-600 человек в каждом. Совместно с польскими отрядами самообороны  они активно участвовали в карательных операциях против украинского и западнорусского населения и партизанских отрядов.

В конце войны была создана и польское подразделение СС, так называемая Свентокшинская бригада, или «бригада Святого Креста» сформированная из особых отморозков: поляков-нацистов придерживающихся радикальных антисоветских и антисемитских взглядов. Командовал ею полковник Антоний Шацкий. Воевали польские эсэсовцы с партизанами Армии Людовой, но в основном занимались жестоким геноцидом и уничтожение еврейского населения. В январе 1945 пришлось им повоевать по настоящему, бригада стала частью немецкой армии, и  её бросили в бой против наступающей Красной Армии. Также из состава бригады выделялись спецгруппы для ведения диверсионной деятельности в тылу советских войск.

Солдаты и офицеры бригады получили статус добровольцев СС,  носили эсэсовскую форму, но с польскими знаками различия. В мае 45-го поляки-эсэсовцы отступили к американцам, и чтобы выслужится перед ними освободили концентрационный лагерь Флоссенбюрг. И ведь выслужились. Американцы приняли эсэсовцев, поручили им охрану немецких военнопленных, а затем укрыли в своей зоне оккупации.

Если взять калькулятор или достать из загашника древние счеты, да посчитать, то окажется что на стороне нацисткой Германии с оружием в руках сражались не менее 600-700 тысяч поляков. Если не считать государств-союзников Третьего рейха, всяких там румын, венгров, финнов и прочих итальянцев, то окажется что поляки были самой многочисленной и активной иностранной группой в немецкой армии.

После войны Польша стала социалистической, поэтому советским историкам было запрещено ворошить эту не самую красящую поляков тему. Была принята теория, что Польша была исключительно жертвой нацистской Германии. О польских гражданах воевавших за Третий рейх старались не упоминать. Да и сами бывшие солдаты вермахта, судя по всему, стыдились говорить о позорной службе на стороне исторического врага. Утверждали, что воевали в армии Андерса, в Войске Польском, в партизанах и прочее. Попавшие на Запад, после войны вернулись на родину и прошли реабилитацию. Обычно с этим проблем не было. В большинстве это были обычные работяги и крестьяне, шахтеры и ремесленники, призванные в немецкую армию и храбро сражавшиеся в ней против тех, кто освобождал их родину.

В одном я согласен с современными польскими историками. Поляки во время войны воевали везде. И в Африке, и под Сталинградом и Москвой, в Италии, Франции, на Курской дуге и в Белоруссии. Только надо добавить, что воевали они за нацистскую Германию.

 

Если Вам понравился пост, ставьте лайки, пишите комментарии, подписывайтесь на канал.

Посетители — 413.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *