Павел Рыбалко — кавалерист и разведчик, по случайности ставший танкистом

Маршал бронетанковых войск Павел Семенович Рыбалко, один из самых прославленных танкистов Второй мировой войны, «гений танковых прорывов», «мастер стремительных переправ», «танковый Суворов» и множество других эпитетов и прозвищ, связанных с танками, по сути не был танкистом. В отличие от других танковых полководцев, таких как Катуков, Кравченко, Ротмистров, Богданов, или немецких как Гудериан, Гот, Мантойфель и прочих, Рыбалко не заканчивал бронетанковых училищ, не учился ни на каких курсах. Сам он никогда не помышлял о танковой карьере и впервые залез в танк только в 1943 году, когда за неимением более подходящей кандидатуры был временно назначен командующим танковой армией.

Павел Рыбалко родился  4 ноября 1894 года на Украине, в селе Романовка Сумской области. Парень из небогатой рабочей семьи, Павел окончил всего три класса школы. На большее у семьи не было возможностей. С 13 лет подросток трудился на сахарном заводе, чтобы заработать на кусок хлеба, потом стал учеником токаря.

В Первую мировую войну солдатом-пехотинцем осаждал Перемышль, участвовал в Брусиловском прорыве. После революции один из первых вступил в Красную Армию, командовал партизанским отрядом, а затем эскадроном и даже кавалерийской бригадой. Воевал почти со всеми врагами – с немцами, Петлюрой, Деникиным, поляками и прочими.

Не раз ходил он под смертью, а едва не погиб по случайности. Конь споткнулся о железнодорожный рельс, всадника выбросило на колею. Павел Рыбалко получил серьёзнейший ушиб печени. Сильнейшие боли преследовали его всю жизнь, а врачи говорили о том, что к строевой службе он не годен. Но упрямый Рыбалко настоял на своём и продолжал служить в кавалерии.

После Гражданской войны, несмотря на сокращение армии, остаётся в РККА. В 1931 году бравого командира направляют в Военную Академию на кавалерийское отделение. Но там педагоги замечают его аналитический склад ума, внимание к любым мелочам, умение анализировать события. И отчаянного кавалериста переквалифицируют  в военного разведчика – после Академии его направляют на работу в Главное Разведуправление, сиречь таинственное ГРУ. Там Рыбалко быстро откомандировали в Китай, провинцию Синьцзян.

Рыбалко  всегда  был смелым человеком. И не только с врагами, но и начальству резал правду матку. Во время ВОВ осмеливался перечить и возражать самому Сталину. Но в то же время Рыбалко был резким, конфликтным и не всегда корректным. Проще сказать, грубиян. Это с ним и сыграло плохую шутку. Собираясь в Синьцзян и оформляя «липовые» документы на китайскую фамилию, он повздорил с одним из офицеров Разведуправления. Тот, мелкий армейский чинуша, не имея возможности ответить старшему по званию, решил отомстить Рыбалко по-своему. Оформил документы на неблагозвучное для русского уха имя Фу Дзи, а дальше следовало, говоря по-толерантному, жаргонное специфическое название мужского полового члена – всем известное слово из трех букв, начинающееся на «Х».

Когда будущий маршал увидел, как его окрестили, устроил скандал и даже пытался набить морду штабному клерку. Тот умело оправдывался: мол, это нормальное китайское имя, в переводе именно так должна звучать фамилия Рыбаков или Рыбалко, а у монголов и уйгур это вообще означает «уважаемый, мудрый воин».

Знатоков китайского языка тогда в разведке было мало, да и времени оставалось в обрез, поэтому Рыбалко, плюнув, ругаясь и часто упоминая свою новую фамилию, отправился в Синьцзян. Служил он там храбро и умело. Об этом «китайском» периоде службы Рыбалко ходит целый ряд легенд. Однако насколько они соответствуют истине, наверняка сказать нельзя. Например, говорят, что Рыбалко создал и обучил из белых казаков кавалерийскую дивизию под командованием генерала Вахметьева для поддержания порядка в регионе. Местные жители и даже враги уважали будущего маршала и его фамилию. Не наврал, значит, штабной переводчик, Фу Дзи …й – «отважный, мудрый воин». Перед отъездом за заслуги получил от начальника провинции Шэн Шицая звание «русского генерала на китайской службе» и орден из чистого золота величиной с блюдце. Впрочем, орден конфисковали на Алма-атинской таможне.

После Синьцзяна ему присваивают звание полковника и назначают военным атташе в Польшу. Это очень ответственная и суперважная должность – Вторая мировая на пороге, и начинается она с нападения Германии на Польшу. То есть скромный полковник Рыбалко оказывается в эпицентре тогдашней мировой политики.

В 1940 его снова отправляют с секретной миссией в Китай, на этот раз в Центральный, к маршалу Чай Кан Ши. По легенде, у него была лавка, в которой он «торговал», а двое других разведчиков были его «работниками». Как-то в лавке один человек долго присматривался к нему, а затем по-украински сказал: «Павлуша, здраствуй». В нём Рыбалко узнал школьного товарища по церковно-приходской школе, но ответил по-китайский: «Я вас не знаю». А тот ему: «Да-а, знаешь ты меня…». Это был провал и разоблачение! Павел Семенович срочно телеграфировал в Москву и его немедленно отозвали.

С началом Великой войны Рыбалко требует отправить его на фронт. Но в ГРУ не хотят лишаться знающего и квалифицированного специалиста, тем более и врачи категорически возражают – печень и почки у Рыбалко хуже некуда. Ему присваивают звание генерал-майора и  назначают начальником кафедры разведки в Академии Генштаба. Но  эти почётные и важные должности Рыбалко, однако, не устраивают. Он хочет служить в боевых частях. По-прежнему долбает командование рапортами, просьбами, требованиями. И ведь добился упрямый хохол своего – в мае 1942 года его назначают заместителем по разведке командующего 3-й танковой армией. А вскоре он получает новое задание: собрать разгромленные остатки 5-й Танковой армии и восстановить её боеспособность. С этим заданием Рыбалко справляется великолепно.

Павел Рыбалко с женой

И это сыграло с ним злую шутку. Прагматичная Ставка решает использовать Рыбалко для восстановления новых частей из разгромленных и вышедших из окружения подразделений. А когда он приводит их в боеспособное состояние, в командование вступает более «опытный» командующий, имеющий специфическое танковое или общевойсковое образование.

Так длилось до  января 1943 года, когда 3-ю танковую армию, сформированную Рыбалко, в срочном порядке задействовали в Острогожско-Россошанской операции. «Опытного» командующего не нашли и в бой её повел генерал-майор Павел Рыбалко. Многие сомневались, справиться ли бывший разведчик – у него не было никакого боевого опыта командования крупным соединением, тем более таким сложным и специфичным как танковое. Но Рыбалко и на этот раз справился блестяще – два танковых корпуса, прорвав эшелонированную оборону противника, стремительно продвинулись вперёд, громя немецкие тылы. Уже на 4-й день танкисты Рыбалко соединились с пехотой 40-й армии, завершив тем самым окружение немецкой группировки. К 27 января 15 немецких дивизий были полностью разгромлены, больше 86 тысяч солдат и офицеров противника попали в плен.

За этот блестящий успех Павел Рыбалко был удостоен ордена Суворова I степени. В том же январе 1943 года ему было присвоено звание генерал-лейтенанта. Он  переформировал свои войска в 3-ю Гвардейскую Танковую армию, с которой уже не расставался до конца войны. Хороший разведчик конечно очень нужен, нужен и специалист по формированию новых частей. Но танковый полководец, причем талантливый был более необходим. И с благословления Сталина Рыбалко стал танкистом.

Рыбалко не заканчивал никаких бронетанковых училищ, академий и даже курсов. До всего доходил собственным умом. Может быть, поэтому воевал так хорошо. Над ним не довлели общепринятая доктрина и тактика применения танковых войск. Поэтому все его операции были оригинальны и неожиданны для противника. Например, на Курской дуге летом 1943 года Рыбалко настоял на вводе его танковой армии не отдельными частями, а всем составом сразу. Это решение позволило взломать эшелонированную оборону противника и выйти на оперативный простор. На укреплённые позиции гитлеровцев под Киевом его танки двинулись ночью с включёнными фарами в сопровождении грузовиков, также с мощными фарами. Всё это сопровождалось диким рёвом сирен. «Психическая атака» Рыбалко удалась вполне – оборона противника была прорвана.

Под Львовом его гвардейцы обошли город, но специально оставили немцам «коридор» для отступления. И когда гитлеровцы начали отходить по нему, на них обрушились удары артиллерии и авиации. Противник был разгромлен, а город спасён. Сегодняшние жители Львова по своему «отблагодарили» спасителя города – переименовали улицу Павла Рыбалко в улицу Симона Петлюры.

В ходе Висло-Одерской операции танкисты Рыбалко форсировали реку Нида вброд, разбивая из танковых орудий лёд, затрудняющий движение танков. Река Пилица наоборот была форсирована с помощью усиления льда деревянным настилом и постройки 60-тонного моста из заранее подготовленных элементов. На реке Нейсе танки прорывали вражескую оборону вместе с пехотой. Преграду форсировали вброд, плотно закрыв люки.

Он был великим танковым полководцем, но вот в танке ездить не любил. При больной печени ходил, опираясь на трость, и взбираться в танк ему было сложно. Штабные офицеры подготовили ему особый танк с лучшим экипажем, но Рыбалко предпочитал идти вернее ездить в атаку на… «виллисе». Выглядело это почти сюрреалистично – вперёд на полной скорости несутся многотонные бронированные махины, а между ними носится юркая машинка, в которой в полный рост стоит командарм, по рации направляя действия своих гвардейцев.

Павел и Вилен Рыбалко

Единственный сын командарма Рыбалко пошёл в отца – Вилен Рыбалко окончил военное училище, став танкистом. Сам маршал говорил даже, что сын его опередил – в то время, как курсант Рыбалко осваивал танки, генерал Рыбалко ещё ничего про них не знал. Жена просила его взять сына к себе и позаботиться о безопасности. Он отказался наотрез: «А как я другим батькам буду в глаза смотреть?» Вилен Рыбалко сгорел в танке под Харьковом летом 1942 года. Известие о смерти единственного сына подкосила и так больного генерала. Но он продолжал воевать, старался беречь своих бойцов. Требовал их полноценно обучать, первым стал брать к себе в армию окруженцев, новобранцев с освобожденных территорий и даже бывших военнопленных. И это несмотря на доносы особистов Сталину, их у вождя скопилась целая кипа.

Простые бойцы  называли его ласково «Батько». Также называли его и штабные, лишь иногда, получив нагоняй от грубоватого и сурового генерала, вспоминали втихомолку его китайское имя.

Закончил войну Рыбалко 9 мая 1945 года, ворвавшись со своими бойцами в Прагу. После войны получил вторую Звезду Героя, звание Главного маршала бронетанковых войск и назначение командующим этими войсками. Но ненадолго. Старая болезнь давала о себе знать, пошло обострение на почки, не утихала тоска по погибшему сыну. Маршал сильно похудел, кожа лица приобрела жёлтый оттенок. 28  августа 1948 года Павел Семёнович Рыбалко скончался. Один из самых ярких военачальников Великой Отечественной войны ушёл одним из первых.

Он был талантлив во всём. Хороший кавалерист, великолепный разведчик, отличный генерал и гениальный танковый полководец.

Посетители — 234.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *