Обреченный на смерть Дьеппский десант

Лето 1942 года. Антигитлеровская коалиция находится в тяжелейшем положении и терпит поражения одно за другим. Американцы на тихоокеанском театре скованы войной с Японией. Они еще не оправились после зубодробительного удара на Перл-Харбор и избрали тактику «кусай и беги» – серия быстрых, но не очень сильных атак всему периметру японской экспансии, особенно в направлении нефтеносных районов Австралии и Индонезии.

8-я британская армия в Северной Африке пятится к Египту под натиском немецко-итальянских войск фельдмаршала Ромелля. Еще немного и оборона в Египте падет, и немцы выйдут к ближневосточной нефти. В небе над Англией идут непрерывные воздушные бои, в океане немецкие субмарины топят корабли Британии и США.

На главном театре войны, советско-германском фронте, положение очень тяжелое. Оправившись после поражения под Москвой и суровой зимы, вермахт начал новое наступление, нанеся советским войскам поражения под Любанью, Харьковом, в Крыму. Потерян Ростов-на-Дону, несколько советских армий разгромлены на среднем Дону, немцы подошли к Сталинграду, штурмуют предгорья Кавказа. Опять же на острие удара – нефть, бакинские месторождения.

Тяжелые дни для Черчилля

Положение Премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля было незавидным. Подавляющее большинство его военных консультантов и советников считало поражение Советского Союза неизбежным. А если немцы захватят Кавказ, то Ближний Восток окажется под ударами гитлеровских танковых армад. А там Иран, где сильны прогерманские настроения, а дальше — самый дорогой алмаз в британской империи, Индия. Да и высвободившиеся войска можно направить непосредственно против Туманного Альбиона. Единственный выход – открытие второго фронта на Западе с целью оттянуть немецкие войска с Восточного фронта. Уже американский президент Рузвельт пишет директиву своим военным: «А. Американские наземные силы, до 15 сентября 1942 года запланировать и осуществить удар по германским силам или по контролируемым Германией районам, который смог бы заставить немцев оттянуть свои войска с русского фронта.

Б. Британские силы — в тех же или других районах — способствовать той же цели».

Союзные генералы ответили «йес» и с энтузиазмом начали готовить вторжение. Все были за второй фронт – генералы и офицеры, солдаты и моряки, весь английский и американский народ. Надо помочь русским выстоять, оттянуть силы вермахта с Восточного фронта.

Но вот Черчилля терзали сомнения. Конечно, он был за открытие второго фронта, но понимал, что вторжение обернется тяжелыми, многотысячными потерями. Тем более, что по планам штабов большую часть войск на первом и самом сложном этапе операции должны были предоставить англичане. Пока свежие американские дивизии приплывут из-за океана, британцы потеряют не одну сотню тысяч человек.

Поездка в Москву

В начале августа 1942 года Черчилль через Иран и Каспийское море летит в Москву. Главная цель – определить, сможет ли Советский Союз самостоятельно справиться с гитлеровским нашествием. И в этом Черчилль убедился – Сталин и правительство спокойны, народ и армия далеки от пораженческих мыслей, несмотря на неудачи все уверены в победе. Красная Армия, набираясь опыта, лютеет и постепенно крепнет. Убедившись в твердости и крепости восточного союзника, Черчилль приступает ко второй цели — отложить открытие второго фронта.

Призвав на помощь парламентское красноречие, жонглируя привезенными военными картами, патетически заверяя, что в Англии и Америке «завидуют славе своего русского союзника», а также «восхищаются доблестью русских армий, и мы скорбим об их потерях», премьер пытается объяснять невероятные препятствия вторжению в Европу. Он открывает и козырную карту союзников – намерение в ноябре высадиться в Северо-Западной Африке. Рисует на бумаге крокодила, живописно описывая, что нанеся удар в Африке, они «вспорют мягкое брюхо немецкого крокодила». Позже Черчилль признался: «То было самое важное совещание, на котором я был за всю мою жизнь».

Но «Дядюшку Джо», Сталина, нелегко надуть, он легко догадывается в мутном потоке риторики Черчилля утаить основное: западные союзники отказываются открыть в 1942 году торжественно обещанный второй фронт. На следующий день Сталин вручает английскому премьеру меморандум, в котором указывалось, что в отношении открытия второго фронта английское правительство нарушило свои обязательства. Говоря современным языком улицы, это был «конкретный наезд». Черчилль спохватился и, чтобы сгладить впечатление, на прощальном визите сообщил Сталину, что в ближайшее время английскими войсками будет проведен рейд на французское побережье, разведка боем с участием 8 тысяч человек. И туманно обещал, что если все пройдет удачно, вполне возможно и открытие второго фронта.

Планы и замыслы

Планы высадки на североатлантическом побережье у англичан имелись давно. Самый главный и нежелательный план предусматривался при угрозе военного поражения и выхода СССР из войны. При всех других вариантах развития обстановки, исполнению подлежал план «Раундап» (полномасштабное и решительное вторжение во Францию с участием американцев), самый ранний срок которого приходился на 1 апреля 1943 г. Но что-то надо было предпринимать и летом 1942 года. Этого  требовало и общественное мнение, состояние которого тонко ощущал Черчилль, и требования из Москвы. Был выдвинут и другой план — высадка в районе Булони 2-4 дивизий на срок от одной до четырех недель. Черчилль решительно отклонил этот план, повторив при этом, что какая-то достаточно крупная операция все же должна состояться. Тогда и родился уродливый план-сурогат  — план высадки в районе Дьеппа, где задачи, соответствовавшие по уровню отряду коммандос, должны были решать канадская пехотная дивизия и танковый полк.

Позже Черчилль писал, что десант на Дьепп был организован ради приобретения войсками опыта десантных операций. Но это уже обычное политическое словоблудие. Главным являлось стремление пустить пыль в глаза союзникам и собственному народу. Именно они диктовали место (Франция), время (лето) и состав привлекаемых сил (не менее бригады).

Дьепп — небольшой рыбачий городок в 60 км от Руана оборонялся частями 302-й немецкой пехотной дивизии, укомплектованной в основном 40-45 летними резервистами. Непосредственно в районе высадки численность германских сил насчитывала 1400 человек, к которым в ближайшие часы из окрестностей могли подтянуться еще 2500 бойцов.

Десант планировали высадить еще в июле месяце. Но ненастье над Ла-Маншем спутало планы, и Черчиллю пришлось лететь в Москву, не имея в активе неудачной и кровавой операции. Сразу по возвращению, желая снять обоснованные обвинения Сталина, он потребовал форсировать операцию Jubilee («Юбилей»).

Но успеха десанта премьер не желал. Существует версия, что английская разведка завербовала действующего в Лондоне немецкого агента-радиста и через него передала дезинформацию, что высадка десанта должна состояться 19 августа, то есть на один день позже запланированного. Но за два дня под предлогом того, что 18 августа на побережье Дьеппа стоял сильный туман, высадку десанта отложили на сутки, чтобы она началась именно в указанный радистом срок, к которому немецкая сторона была готова.

Десант

Около полуночи 200 десантных барж, 8 эсминцев и 20 вспомогательных судов взяли курс на Дьепп. Силы вторжения насчитывали 4963 пехотинца из 2-й Канадской дивизии, 1075 британских «коммандос», 50 американских рейнджеров, 30 танков и около десятка бронемашин и транспортеров. Командовал высадкой генерал-майор Джон Х. Робертс. С воздуха десант прикрывали почти 600 «спитфайров» и «харрикейнов».

Около 4 часов утра флотилию заметили с немецких сторожевиков и береговых постов наблюдения. Начавшаяся перестрелка лишила десант главного козыря – внезапности, и немцы успели подготовиться.

По плану «спецназовцы» должны были уничтожить фланговые батареи и «оседлать» дороги, ведущие вглубь Франции. Но с задачей смог справится лишь отряд «коммандос» подполковника Саймона Фрэйзера (более известного как лорд Ловат), уничтоживший береговую батарею из шести 150-мм орудий вблизи поселка Варанжвиль, западнее Дьеппа. В этом бою командир одной из групп, капитан Пэт Портьюс, повел бойцов в лобовую атаку, а группа Ловата обошла батарею и ударила с фланга штыковой атакой. 35 немецких солдат было переколото, остальные разбежались. Капитан Портьюс, чудом оставшийся в живых, за этот бой получил Крест Виктории, высшую воинскую награду Великобритании.

 

Отряд «коммандос», атаковавший восточные батареи, задачу не выполнил, был уничтожен и рассеян прямо на берегу. Лишь штабной группе майора Питера Янга удалось загнать снайперским огнем немецких артиллеристов в капониры, но вскоре истратив все боеприпасы, группа вынуждена была отойти.

 

Тяжелее всего пришлось канадским пехотинцам. Едва канадцы приблизились к берегу, их накрыл шквал огня. Немцы стреляли из дотов и с вершин прибрежных скал, из зенитных 88-милиметровок и «эрликонов», пулеметов и винтовок. Эскортный миноносец «Гарт» и немногочисленные катера оказались не в состоянии подавить огневые точки. Королевский канадский полк, потеряв в первые минуты почти всех офицеров, так и не смог преодолеть пляжную зону. Южно-Саскатчеванский полк, на своем участке уничтожив прибрежные доты и разгромив немецкую роту, захватил поселок Пурвиль. В 5:30 на захваченный плацдарм  высадились камеронские горцы. Уже в первую минуту пуля убила командира полка подполковника Гостлинга. Его заместитель тоже вскоре был ранен. Потеря управления задержала на два часа горцев и саскачевантцев в Пурвиле, и они были выбиты оттуда подоспевшими немецкими резервами.

Основной штурм Дьеппа силами двух канадских полков и фузилерами Монт-Рояля при поддержке танков тоже был отбит немцами. Только небольшое количество пехоты и шесть танков сумели прорваться к городу, но были остановлены завалами и противотанковой артиллерией. Танки «Черчилль», застряв на узких улицах, оказались в безнадежной ситуации и были уничтожены или брошены своими экипажами. Основная часть десанта так и не преодолела укрепления береговой полосы и гибла под ударами артиллерии и пикирующих бомбардировщиков.

В небе шел жестокий бой с участием  945 самолетов с обеих сторон. Потери англичан составили 106 самолетов, Люфтваффе потеряло 48 самолетов.

Уже к десяти часам утра стало окончательно ясно, что ни о каком захвате города и плацдарма не может быть и речи. Генерал Робертс, не желая больше напрасных потерь, приказал отступать. К 14.00 последние солдаты под шквальным огнем погрузились на баржи и катера, оставив на берегу две трети своих товарищей.

Разгром десанта был полный. 3367 канадских солдат были убиты или захвачены в плен. Британские коммандос потеряли 275 человек. Потоплен один эсминец, 33 десантные баржи, погибло 550 моряков. Потери немцев составили 561 человек убитыми и ранеными. В качестве трофеев вермахту досталось 25 танков, более полутора тысяч единиц стрелкового оружия и 130 минометов.

Гебельсовская пропаганда раструбила по всему миру о «грандиозной» победе и несокрушимости Атлантического вала. Но военные профессионалы недоумевали. В плен к немцам попал старший офицер, обеспечивающий высадку, майор Брайан Маккул. Немцы двое суток бились с ним, пытаясь выяснить цель операции. Один из них, в конце концов, не выдержал и закричал: «Послушайте, мы же не идиоты. Мы понимаем, что для рейда силы были слишком велики, а для вторжения – слишком малы. Что же это было?» Маккул ответил: «Я был бы признателен, если бы вы объяснили мне это»…

Мистика

После войны стали появляться сообщения о странных сверхъестественных явлениях, происходящих в Дьеппе и его окрестностях. Некоторые туристы и жители города явственно слышали на рассвете звуки ожесточенного боя: рев бомбардировщиков, взрывы снарядов, треск пулеметов, предсмертные крики солдат.

Есть несколько научных объяснений, в том числе и скептические. В качестве возможных причин назывались шум прибоя или звук  самолетов, чья воздушная трасса над Ла-Маншем пролегает совсем недалеко, а также работа драгера (устричного корабля).

А может это канадские и английские парни, отдавшие жизнь в угоду большой и грязной политике, напоминают о себе. Об обреченном на смерть Дьеппском десанте.

 

Посетители — 191.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *