Неизвестные войны. Русско-китайская война 1920-21 гг

В отличие от других, в Монголии знают и помнят что своей независимостью, своей государственностью и даже существованием своей нации они прежде всего обязаны России и Советскому Союзу.

В начале ХХ века Монголия была глухой провинцией Китайской империи. Само выживание монгольского народа находилось под вопросом – китайцы проводили политику планомерной и постепенной ассимиляции местного населения.

В 1911 году, в результате Синхайской буржуазной революции в Китае пала маньчжурская императорская династия Цин. Как полагается при великих потрясениях, заволновались национальные окраины, давно мечтавшие получить независимость. В Монголии, которая тогда называлась Халха, тоже забродили мозги, захотелось суверенитета и свободы.

Появились повстанческие партизанские отряды, которым первосвященник и духовный лидер Монголии Богдо-гэгэн VIII оказывал всяческую поддержку. Летом 1911 года он и влиятельные монгольские князья обратились за помощью к «белому царю» — Российской империи. Россия, стремясь упрочить свое положение на Дальнем Востоке, решило использовать Монголию как буфер между Сибирью и Китаем.

В 1915 году в городке Троицкосавск, ныне Кяхта было подписано трехстороннее соглашение. Монголия признавала над собой сюзеренитет Китая. Вроде бы автономия, но фактически, почти независимость. Китай обязывался не вводить свои войска в Халху, не колонизировать ее земли, не внедрять  своего управления. По специальному протоколу за русскими закреплялось право беспошлинной торговли, свободы проживания и передвижения по Халхе. Китаю это конечно не нравилось, но скрипя зубками, он вынужден был согласиться. Слишком сильный был защитник у Монголии – Россия.

Но вскоре и в России начались революционные потрясения и гражданская война. Китайцы, воспользовавшись неразберихой у северного соседа, начали потихоньку вводить свои воинские части в Монголию. То батальон, то роту, то эскадрон. Омская Директория, а затем и Омское правительство Колчака пыталось протестовать. Но, китайцы все письменные ноты и протесты попросту игнорировали. А, надавить на них военной мощью белые не могли, все силы были направлены на борьбу с Советами.  Осенью 1919 года китайский корпус вторгся в Монголию и двинулся к Урге. Если Богдо-хан еще пытался протестовать и что-то предпринимать, то монгольские феодальные князья в испуге перед китайскими штыками, начали склоняться к отказу от автономии. Пришлось уступить перед лицом силы. Китайские солдаты заняли телеграф, блокировали дворец Богдо-хана, разоружили молодую монгольскую армию. Две тысячи цэриков сдали полученное от России оружие. Началась оккупация Монголии. В течении последующих шести месяцев, все институты автономии были расформированы, Богдо-хан лишен власти, и окружен китайской охраной, больше похожей на тюремный конвой. «России больше не существует, — сказал Цэрэн-доржи, —  Надежды на возрождение Монголии  исчезли навсегда».

 

Но через год в Монголии появляется новая грозная сила – барон Унгерн фон Ште́рнберг со своей Конно-Азиатской дивизией, или как еще ее называли Туземным корпусом. Осенью 1920 года командующий белыми силами в Забайкалье Григорий Семенов вместе с Унгерном решили провести дерзкий рейд. Через Монголию, Яблоневый перевал, Троицкосавск дивизия должна нанести удар в тыл 5-й Красной Армии. Но пока Унгерн с бойцами тащился по степям Монголии, обстановка изменилась. Японцы покинули Забайкалье, Семенов со своей разношерстной армии был разгромлен красными дивизиями и  бежал в Манчжурию. Прежний план глубокого рейда становится бессмысленным. Тогда экспансивный барон, принимает решение идти на Ургу – столицу Монголии. В нездоровой голове бродят бредовые идеи о «крестовом  походе» против Запада, источника революций. Единственные реальные мысли – создание на территории Монголии легальной базы белого движения, и пополнение дивизии за счет русских колонистов.

Подходя к Урге, барон имел в своем распоряжении менее тысячи сабель. Ядро составляли три сотни забайкальских казаков, остальные «азиатцы» — монголы, буряты, башкиры, киргизы, татары, а также небольшие отряды китайцев и японцев. Четыре орудия и дюжина пулеметов. Противостояли ему 15 тысяч хорошо вооруженных гаминов. Так называли тогда солдат республиканского Китая, от слова гоминдан. Около сотни пулеметов и 40 орудий. Кроме того власти вооружили три тысячи ополченцев из китайской колонии. Огромное численное превосходство китайцев при неимоверном неравенстве огневой мощи. Но барон безрассудно назначает штурм на 26 октября, рассчитывая на внезапность и психологическую неподготовленность китайцев к войне с русскими. Многие считают, что именно с целью усилить психологический фактор воздействия, «дикий барон» совершил свою легендарную вылазку в город. Ясным днем он неторопливо проезжает вражеские заставы, осматривает дворец амбаня (наместника), избивает китайского часового, заснувшего на посту, и так же неторопливо уезжает в свой лагерь.

Но, первый штурм закончился неудачей. Среди китайцев нашлось несколько решительных офицеров сумевших удержать части от бегства, после чего проявилась преимущество в огневой мощи. Вторая попытка штурма была проведена 7-го ноября, причем бойцы барона были близки к успеху. Спасла храбрость одного из китайских офицеров, сумевших в решающий момент поднять солдат в контратаку. Потеряв сотню человек, дивизия вынуждена была отступить к реке Керулен, где барон принялся жестокими мерами восстанавливать пошатнувшуюся дисциплину. «…перед строем был заживо сожжён прапорщик Чернов и полностью истреблена дезертировавшая Офицерская сотня». Несмотря на поражение, к Унгерну потянулись мятежные монголы, привел отряд тибетцев хорунжий Тубанов.

 

В ночь на 3 февраля 1921 года тибетцы Тубанова, вырезав застигнутый врасплох китайский охранный батальон, на руках вывезли слепого Богдо-хана и его жену. Весть о похищении «живого бога» быстро распространилась, сильно деморализовав китайский гарнизон.  Все ночи казаки дивизии разжигали множество огней, создавая иллюзию огромной армии. 4 февраля азиатская дивизия пошла на штурм. Деморализованные гамины в панике начали убегать. Китайцы понесли большие потери, полтысячи солдат сдались в плен. В два часа дня Унгерн с конвоем торжественно въехал в город. Урга была взята. Независимость Монголии восстановлена.

Большая часть китайского гарнизона бежала на север, к советско-монгольской границе.  Достигнув приграничного городка Маймачен, гамины устроили жуткую резню в отместку за свое ургинское поражение. Убивали всех русских, не щадя ни женщин, ни детей. По слухам, погибло до трехсот человек. Генерал Чу Лицзян, кое-как навел порядок, привел своих солдат в более-менее боеспособное состояние и узнав о ничтожных силах Унгерна, повел армию обратно на Ургу, рассчитывая взять реванш.

Для барона наступление китайцев было полной неожиданностью. Он собрал свою пополненную армию (66 сотен, более 5000 сабель) и повел ее навстречу противнику. Но по какой-то нелепой случайности войско Унгерна разминулось с китайскими колоннами и ушло в пустоту, на север. Урга осталась без защиты. Понимая, что сделают с жителями озверевшие китайцы, собралось немногочисленное русско-монгольское ополчение. Большинство монголов было вооружено луками. Жуткая нехватка патронов. По предложению инженера Лисовского отлили пули из…стекла. Колчаковские офицеры, не взятые по здоровью в армию Унгерна, выводят этих почти гражданских людей против многочисленных китайцев.

Монгольские цирики

На поле боя сошлись более 15000 человек. «…китайцы по пяти раз кряду бросаются в атаки, рядом с трупами китайских солдат находят тела их жен-монголок, сражавшихся бок о бок с мужьями. Монголы, в обычных условиях легко поддающиеся панике, разряжают, как на учении, винтовки. На русского всадника приходится иногда от десяти до пятнадцати китайцев». Когда китайцы заколебались, на поле боя появились подошедшие сотни Унгерна, завершившие их разгром. Остатки гаминов бежали на восток, где соединились с трехтысячным кавалерийским отрядом Го Сунлина.

В конце марта 1921 года  в районе местечка Чойра, недалеко от китайской границы армия Унгерна завязала сражение с китайцами. В результате умелого маневра гамины были окружены и почти поголовно вырезаны. Смогла уйти только конница с генералами. Погибло четыре тысячи китайцев. Пятнадцатитысячная армия, которую полтора года назад привел в Монголию «маленький Сюй» перестала существовать. Телами павших гаминов, была выстлана степь от Чойры до границы. В Китае поражение своей армии восприняли как национальную катастрофу и ждали похода Унгерна на Пекин.

Но барон не пошел на Китай. Возомнив себя великим полководцем, он направил свой удар в Забайкалье. Но, регулярная Красная Армия, это не разнузданные китайские гамины. Летом 1921 года Конно-Азиатская дивизия была разгромлена, барон попал в плен и был расстрелян, а красный экспедиционный корпус вошел в Ургу. Своими действиями, начав войну с китайцами, а затем с красными «безумный барон» открыл путь в Монголию Красной Армии. Советская Россия, а затем Советский Союз на долгие годы получил пусть слабого, но верного союзника – независимую Монголию.

Если Вам понравился пост, ставьте лайки, пишите комментарии, подписывайтесь на канал.

 

 

 

 

 

Посетители — 438.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *