На острове Тексел немцы и грузины воевали до 20 мая 1945 года

Берлин взят, Германия полностью капитулировала, Гитлер сдох в бункере рейхсканцелярии, его преемник адмирал Денниц  сдался. А на далеком голландском острове Тексел продолжаются ожесточенные бои, продолжает литься кровь, продолжают стрелять и убивать. В непримиримой и смертельной схватке сошлись немцы и грузины.

Если в начале войны немцы считали что выиграют своими силами, то после поражения под Москвой эта уверенность испарилась. Слишком много людских резервов требовал кровавый и грохочущий советско-германский фронт. Пришлось уговаривать союзников — сателлитов  отправлять на фронт дополнительные контингенты, а для охраны тылов и борьбы с партизанами пришлось формировать подразделения из разного рода коллаборационистов. Причем хитромудрые немецкие нацисты изначально вбивали клин между предателями – формировали эти части по национальному признаку – РОА (Русская освободительная армия), Туркестанский легион, украинские и прибалтийские дивизии СС, и прочие полки, легионы и батальоны. Конечно, в этих подразделениях хватало идейных противников советской власти, хватало уголовников, сознательных предателей и приспособленцев, но в большинстве это были военнопленные, не выдержавшие голодухи и издевательств в концлагерях.  Судить с позиции сегодняшних сытых и благополучных дней их сложно – неизвестно как повели бы себя все осуждающие  ура-патриоты окажись в такой экстремальной ситуации. Не дали бы и они слабину.

Многие из записавшихся в такие подразделения надеялись, что будет возможность дезертировать и перебежать обратно в свою родную армию или хотя бы к партизанам. Но немцы тоже не дураки. Убедившись, что все эти части коллаборационистов ненадежны и мало боеспособны, стали отправлять их подальше, вглубь оккупированных территорий, надеясь, что языковые барьеры и разница в менталитете будут препятствием к дезертирству. Вот и прославились казахи и узбеки при обороне Бретани, поволжские татары и башкиры во время боев за Гавр, кубанские и донские казачки отличились в Италии и Югославии, азербайджанцы и украинцы в подавлении Варшавского восстания.

Были среди этого разнонационального сброда и грузины, куда же без них. Еще в конце 41-го из грузин-белоэмигрантов и военнопленных стали формировать Грузинский легион из четырех батальонов (по 1000 -1200 человек) названых в честь грузинских исторических личностей: батальоны «Давид-строитель»,   «Георгий Саакадзе»,  «Илья Чавчавадзе» и «Царица Тамара». Но грузины не очень, то оправдали немецкие надежды. По всей Европе, особенно в Италии и Франции, многие грузины-солдаты вермахта дезертировали и вступали в ряды местного движения сопротивления. Вследствие этого многие были взяты под стражу, расстреляны и отправлены обратно в концлагеря.

майор Клаус Брайтнер

Особо ненадежный 822-й батальон «Царица Тамара», до этого учувствовавший в карательных операциях против польских партизан,  сильно разбавили немецкими военнослужащими (на 800 грузин приходилось 400 немцев) и отправили в тихую Голландию, в городок в Зандвоорт. Батальоном командовал майор Клаус Брайтнер. Он заподозрил грузин в связях с местным Движением Сопротивления и вообще разоружил легионеров, оружие осталось только у немцев. Подразделение превратилось в обычный стройбат, где грузины под присмотром немецких солдат работали по укреплению «Атлантического вала». А в феврале 1945-го тот грузинский стройбат отправили на островок Тексел, плоский и продуваемый всеми ветрами, лежащий в Северном море далеко на севере Голландии.

Сопротивления немцам на этом островке никогда не было, только один случай за войну, когда голландские ребята украли у немецкого офицера пистолет в кинотеатре. А тут прибывает почти тысяча «русских» — для голландцев все легионеры были русскими. С ходу связались с местной ячейкой Сопротивления и заявили, что готовы поднять восстание. Миролюбивые голландцы пытались их урезонить – че гоношится, месяц другой и на остров высадятся британцы с американцами и всех освободят.

—  У нас на острове до сих пор спорят: а нужно ли было поднимать мятеж? — говорит Вим дер Армен, экскурсовод местного музея. — Ещё месяц — и Германии пришёл бы конец. Однако следует понять чувства этих людей. «Русские» рассказывали про жизнь в лагере: пленные обгрызали кору с берёз, ловили мышей и съедали их сырыми. Они горели ненавистью к немцам. Мой отец спросил одного грузина: «Как вы можете служить Гитлеру?» Тот ответил: «Нас в лагере выстроили в ряд и сказали: «Теперь вы будете воевать за фюрера против большевиков». Тех, кто отказался, убили на месте. Я согласился — и жду момента, чтобы отомстить». «Русские» сразу вошли в контакт с Сопротивлением: воровали для них со склада еду и медикаменты. Набранные поневоле легионеры очень хотели успеть сразиться с немцами. Поскольку они надеялись вернуться на родину, им нужно было как-то реабилитироваться перед советскими властями – причём не только за сам факт ношения вражеской формы. Они понимали, что за действия против польских партизан их по головке не погладят. Ко всему  примешивалась естественная ненависть к нацистам, мучившим их в лагерях, вынудившим служить себе против желания.

Восстание возглавил  Шалва Лоладзе – попавший в 1942 году в плен капитан советских ВВС. По  настоянию лидеров легионеров, Сопротивление связалось с союзниками: англичане твёрдо обещали высадиться на Текселе через 3 дня.

В ночь на  6 апреля 1945 года  ефрейтор 822-го батальона Алекс Рейнхард стоял на посту возле отделения гестапо в Ден-Бурге. Алекс увидел приближающиеся тёмные силуэты людей. Подойдя вплотную, люди в немецкой форме козырнули.
– С днём рождения! – произнёс один из них.
– Что?! – удивился Рейнхард. Это был последний момент в жизни Рейнхарда, штык перерезал ему горло… Так на острове Тексел в далёкой Голландии вспыхнуло восстание Грузинского батальона. Операция «С днём рождения!» завершилась к утру 6 апреля. За три часа без единого выстрела было убито 420 немецких солдат и офицеров. Всех вырезали штыками и бритвами. Гитлеровцев резали в постелях — мстя за издевательства и голод в концлагере, за то, что заставили надеть ненавистную форму… да просто за всё сразу. Алексу Койтельбергу, жителю Ден-Бурга, тогда было восемь лет: он помнит, как пространство перед комендатурой было устлано мёртвыми немцами в лужах крови.

«Каждый из нас чувствовал себя как на празднике, — вспоминал позже в интервью голландскому журналисту участник восстания Евгений Артемидзе. — Мы хотели пить кровь этих сволочей!».

Но легионерам не удалось захватить немецкие батареи в бетонных бункерах. Не удалось убить и командира батальона Клауса Брайтнера. Тот в одних кальсонах успел запрыгнуть в лодку и переправится на материк. И вскоре вернулся с пятью тысячами морскими пехотинцами из Морской дивизии. И началась ожесточенная война, которая тихая Голландия никогда не видела. Батареи развернули орудия и стали бить по мирному острову, городок Ден-Бург был практически весь разрушен. Начались бои, затянувшиеся аж на полтора месяца. Немцы медленно оттесняли грузин на север острова и через две недели отвоевали Тексел.  Брайтнер пылая жаждой мести, отдал приказ пленных не брать.  Да и легионеры не сдавались, дрались с остервенением — так, что потом среди голландцев легенды ходили. «»Русские» сражались с отчаянием обречённых. Однажды немцы захватили в плен одного из повстанцев, 20-летнего парня: когда его повели вешать, он выхватил у офицера пистолет и успел застрелить двоих охранников». Захваченных грузин заставляли рыть себе могилы, а потом расстреливали — перед смертью люди пели «Интернационал». Сражения велись за каждое здание: 22 апреля 1945 года один из отрядов восставших укрылся в маяке на севере Тексела и принял последний бой.

. Союзники на помощь так и не пришли. Остатки военнопленных отступили в лес, за минные поля. «Днём остров принадлежал немцам, а ночью — «русским», — вспоминает Вим дер Армен. — Они подрывали нацистские патрули, нападали на КПП. Моя семья прятала одного из раненых «русских» в подвале, хотя за это полагался расстрел». Грузины стреляли в немцев из засад, а те хватали гражданских, сжигали хутора и расстреливали их хозяев по подозрению в помощи восставшим.

2 мая взрывом повредило кабель, остров оказался в полной изоляции, отрезанный от всего мира. «Никто не знал, что война закончилась. Первые слухи появились лишь 15 мая: один человек с материка переплыл залив и сообщил нам новость – Германия сдалась. Мы обрадовались – развесили повсюду лозунги «Да здравствует освобождение!». Но немцы начали их срывать – Брайтнер отказался поверить в капитуляцию. Более того – в этот день вермахт провёл парад в Ден-Бурге. Германия лежала, поверженная победителями, фюрер был мёртв, а по нашим улицам маршировали отряды немцев под знамёнами со свастикой, скандируя: «Хайль Гитлер!» Союзники про нас попросту забыли», – рассказывает Алекс Койтельберг, — Мы не знали, что на материке свершилась победа. Не знаю, чего добивались нацисты, возможно, ждали подкрепления или надеялись, что их вскоре эвакуируют. Весь мир праздновал победу, и только у нас лилась кровь». Немцам на Текселе уже стало наплевать на поражение. Война с грузинами стала у них личным – уничтожить всех легионеров до одного и потом можно сдаться союзникам.  Брайтнер позже объяснял: «Каждый знал: война проиграна. Но мы хотели отомстить грузинам, предательски зарезавших наших товарищей».

Один из последних боев произошел 18 мая: отряд грузин уничтожил десятерых германских солдат, сжег два танка. Лишь после того как Сопротивление отправило на материк связного, на Текселе 20 мая 1945 высадились наконец-то канадские солдаты, а немецкий гарнизон сложил оружие. К канадцам из леса вышли 228 уцелевших грузин. Количество погибших на Текселе немцев оценивается как минимум в 812 человек (впрочем, некоторые источники доводят эту цифру до 2000, а то и больше), грузин – 563, голландцев – около 120.

В боях с немцами погиб руководитель восстания лейтенант Шалва Лоладзе, погибло и большинство легионеров. А выживших в кровавой бойне на острове Тексел, несмотря на рекомендательные и хвалебные письма союзников, как предателей, ждали зоны ГУЛАГа. Последний из тех грузинских легионеров острова Тексел, Евгений  Артемидзе умер в 2010 году. Но память о них жива. Еще в 1953 году  голландцы на собственные средства у горы Хогеберг воздвигли гранитный монумент  в память  восстания. Там похоронены те кто продолжал сражаться после Победы: под гербом СССР колышутся живые цветы…Выше тюльпанов — таблички: «Здесь лежат русские солдаты».

Они не были белыми и пушистыми. Когда-то они совершили страшный проступок – изменили Родине. Но  вину они полностью искупили кровью. Своей и вражеской.

Посетители — 617.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *