Красные белогвардейцы Синьцзяна

Наша статья про маршала Павла Рыбалко, до войны отличившегося в Синьцзяне, вызвала множество откликов и комментариев. И многие читатели спрашивали что же стало с красными белогвардейцами которых обучил и подготовил будущий маршал танковых войск Рыбалко, а тогда советский военный советник с типичным китайским именем Фу Дзи Х@й.

Уинстон Черчилль как-то сказал: «Политика – великая сводня, она укладывает в одну постель совершенно невероятных партнёров». Старый циник оказался прав, иногда возникают совершенно невероятные союзы. Такой, как например, совместные боевые действия двух непримиримых врагов: Красной Армии и белогвардейцев, — в Синьцзяне в 30-х годах прошлого века.

Русский Синьцзян

После гражданской войны очень много русских эмигрировало в китайскую провинцию Синьцзян. Это были остатки армий Анненкова и Дутова, корпус генерала Бакича, отряды сибирских атаманов Машкина, Остроухова, Новикова и других.

Столица Синьцзяна Урумчи напоминала русский провинциальный город, всюду русская речь, вывески на русском языке, русские магазины, школы и рестораны. Численность русских в Синьцзяне 30-х годав превышала 50 000 человек. Местное население: сарты (узбеки), уйгуры, казахи, — быстро и охотно изучали русский язык и относились к эмигрантам лояльно и дружелюбно. Чего нельзя сказать об отношении местных народов к китайцам. Китайцев не любили, относились как к захватчикам и оккупантам.  С 1760 года и до начала ХХ века в регионе вспыхнуло более 400 антикитайских восстания. Китайцев в Синьцзяне было немного, всего около 5% населения, но они занимали все руководящие посты и проводили политику ассимиляции. В Синьцзян увеличивался поток переселенцев из китайских провинций, особенно ханьцев. Им отдавались лучшие земли, ущемляя тем самым права коренного населения.

Хоть и Синьцзян номинально подчинялся китайскому императору, реальная власть была в руках губернатора провинции, плюющего на приказы из Пекина. Китайские войска в Синьцзяне были немногочисленны и небоеспособны. С трудом удалось разоружить бежавшую в Синьцзян  армию семиреченского атамана Анненкова. Самого атамана посадили на несколько лет в тюрьму. Но с другой стороны, прибытие лихих вояк, прошедших дорогами мировой и гражданской войны, обрадовало китайцев.

Из казаков был сформирован небольшой отряд в 180 всадников под командованием сотника Франка. Также на службу к китайцам перешла и анненковская батарея полковника Кузнецова. Эти части были самыми боеспособными в китайской армии. Несмотря на малочисленность они смогли разогнать восставших уйгур, и загнать сартов в горы.

Удачные боевые действия белогвардейцев вдохновили китайских губернаторов на создание более крупных формирований. Был образован особый кавалерийский полк из 500 казаков, являвшийся самой боевой частью Синьцзяна.

В 1931 году вспыхнуло крупное восстание уйгуров в городе Кумуле, быстро перекинувшееся на другие районы. Возглавили восстание Ходжа Нияз Хажи, Юлбарс Хан и Максудхун Мухитов. К уйгурам присоединились казахи Алтайского края во главе с Шариф-ханом, на юге их поддержали карашарские монголы под руководством молодого князя Махавана, а также киргизы, узбеки и дунгане. Хотя повстанцы действовали разобщёно и часто враждовали между собой, тем не менее, они захватили 90% территории Синьцзяна. Китайские власти могли опереться лишь на свои разложившиеся войска и боеспособные части белогвардейцев.

Павел Паппенгут

Под командованием бывшего царского полковника Павла Паппенгута было сформировано три кавалерийских и один пехотный полк общей численностью 1800 человек. Советский Союз, опасаясь создания на своих границах прозападного исламского государства, поддерживал китайцев вооружением и техникой. Сложилась парадоксальная ситуация: белогвардейцы воевали советским оружием за интересы Советского Союза. Агенты НКВД, чувствовавшие себя в Синьцзяне как дома, пообещали белогвардейцам полное прощение и земельные наделы в Китае. Кроме того русские просто боялись повстанцев. Те, захватывая поселки и города, вырезали всех подряд, в первую очередь не мусульман.  Первые бои с многочисленными силами дунган в районе города Чикочин закончились победой белогвардейцев.

Шен Шицай

 К тому времени в Синьцзяне появился отряд китайцев из Манжурии, под командованием полковника Шен Шицая. Это был хитрый, беспринципный политик, клинический интриган и предатель. Втершись в доверие к Паппенгуту с помощью казаков, он захватил город Турфан, одержал несколько побед и в апреле 1933 организовал заговор с целью свержения губернатора. Главную роль в перевороте сыграли белогвардейцы. Казаки целый день носились по Урумчи, разоружая китайский гарнизон. В уличных боях потеряли 50 человек; одно отделение казаков 12 часов вело бой, защищая казначейство. А отряд Шен Шицая расположился на холмах неподалёку и, не вмешиваясь, наблюдал. Только на следующий день Шен Шицай вошёл в умиротворённый город и провозгласил себя генералом и губернатором. Но мало захватить власть в столице, необходимо было покорить весь бунтующий Синьцзян. И Шен Шицай едет в Москву за помощью, везя огромное количество подарков. Тут и золотой дракон и золотые пепельницы, портрет Сталина, исполненный маковыми и рисовыми зёрнышками, тут и расшитые халаты, и изыски китайской медицины. По легенде Шен Шицай привёз даже афродизиаки для стареющих советских вождей. Бесконечные китайские славословия, грубая лесть, пьянки, взятки.

Ворошилова, назначенного вести переговоры, Шен Шицай буквально всего обслюнявил, целуя в лоб и губы, щёки и руки. Заверял всех в преданности к Советскому Союзу, партии, лично к великому вождю Сталину, подал даже заявление о приёме в коммунистическую партию, причём не китайскую, а советскую. Ну, как такому не поверишь? Облапошил хитроумный китаец наших дипломатов от станка. Получил не только помощь в технике и оружии, но и прямую военную поддержку.

Алтайская армия

Осенью 1933года в Казахстане была создана так называемая Алтайская добровольческая армия, основу которой составлял 13-й Алма-атинский полк ОГПУ. Бойцов переодели в белогвардейскую форму, нацепили погоны, заставили замазать советскую маркировку на оружии и амуниции.

Дмитрий Угрюмов, служивший в Алтайской армии, рассказывал, что даже на политзанятиях (как же в Красной армии без политзанятий) заставляли обращаться к политрукам не иначе как «господин комиссар» или «господин капитан».

В результате появлялись такие документальные перлы: «Товарищ поручик Угрюмов не смог объяснить решающую роль Красной армии во время Гражданской войны. Товарищ поручик Угрюмов также не смог рассказать о злодеяниях и зверствах белогвардейцев во время неё же. Объявить поручику Угрюмову партийный выговор!»

Объединившись с белогвардейскими частями, алтайская армия разгромила повстанцев под Урумчи. Здесь впервые были применены новые, только поступившие с завода бронемашины. Советские лётчики бомбили дунганскую и уйгурскую конницу. Разгром был полный. В течении нескольких месяцев китайско-советско-белогвардейская армия задавила восстание по всему Синьцзяну. Особенно отличились советские советники Ади Каримович Маликов, главный резидент советской разведки, и военный советник Павел Семенович Рыбалко – будущий маршал бронетанковых войск, работающий в Синьцзяне под несовместимым для русскоязычного человека именем: Фу Дзи Хуй. Алтайская армия в апреле 1934 возвратилась на родину, оставив в Синьцзяне один полк и около сотни советников и инструкторов. Вскоре Павла Паппенгута ложно обвинили в заговоре, инсценированном Шен Шицаем, и расстреляли вместе с 40 офицерами, несмотря на возражения консула Апресова. В 1938 восстания вспыхивают в 6-й уйгурской и 36-й дунганской дивизиях. И снова советские солдаты, переодетые под киргизов и белогвардейцы в крови подавляют восстание.

ВТР

 К началу Отечественной войны Шен Шицай в очередной раз предал своих покровителей. Он идёт на сговор с японцами и гоминданом. На советских специалистов идут частые нападения, некоторых убивают, начинаются репрессии против местных коммунистов, в частности казнили Мао Цзэминя (брата Мао Цзэдуна). Советский Союз, разочаровавшись в Шен Шицае, резко меняет политику и начинает поддерживать национально-освободительное движение в Синьцзяне. В 1941 году в Илийском крае поднимается восстание казахов во главе с безграмотным, но талантливым полководцем Оспан-батыром. Перепуганный Шен Шицай пишет письма Сталину, предлагая присоединить Синьцзян к Союзу. Но своими интригами он уже всех достал, ему никто не верит. Шен Шицая сменяет на посту губернатора его брат, которого через год по приказу советской разведки зарезала в постели русская жена. Чай Кайши тоже уже не доверяет  Шен Шицаю  и назначает его на второстепенный  пост министра сельского и лесного хозяйства. Он уезжает во главе колонны из 50 грузовиков, вывозивших его имущество, «заработанное» во время службы в Синьцзяне (в том числе 1,5 тонны золота и 15 тонн серебра).

В 1944 восстание охватывает большую часть Синьцзяна. Образована Восточно-Туркестанская Республика, а во главе встал маршал Алихан Тура, узбек по национальности. Но настоящим лидером республики был уйгур Ахметжан Касими, занявший пост министра иностранных дел.

В апреле 1945 года создана регулярная армия ВТР. Командующим стал советский генерал-майор Иван Полинов. Начальником штаба назначили белогвардейского генерала, служившего в армии Дутова, Варсонофия Можарова. Заместителем командующего армии был уйгур Зинун Таипов, командирами дивизий – казах Далелхан Сугурбаев, русский Пётр Александров и киргиз Исхабек Мониев. Вооружение и военная форма были полностью советской. За короткое время армия с триумфом заняла три района и могла бы продвинуться дальше, но под давлением куратора МГБ Владимира Енгарова (его знали как Ивана Ивановича) руководители ВТР сели за стол переговоров с китайскими властями.

Командный состав армии ВТР

Советскому руководству было выгодно поддерживать Восточно-Туркестанускую республику, когда она боролась с гоминданом и чанкайшистами. Но когда в Китае победили коммунисты… Мао Цзедун поехал в Москву, несколько часов проторчал у кабинета Сталина, чуть ли не на коленях умолял его оставить Синьцзян в составе Китая. И Москва предала Восточный Туркестан. Был составлен секретный договор, по которому Синьцзян безоговорочно отходил Китаю. Руководство республики было вызвано в Москву, но по дороге самолет разбился в подстроенной чекистами катастрофе. По другой версии делегация ВТР была арестована советскими органами госбезопасности и затем все делегаты были убиты, а авиакатастрофа была инсценирована посмертно.

Синьцзян в 1950 году вошел в состав Китая, через пять лет образован  Синьцзян-Уйгурский автономный район из которого начался  массовый исход уйгуров, казахов, дунган и конечно русских. после ее развала многие русские эмигрировали в Союз. Вторая волна эмиграции, более многочисленная, произошла в годы культурной революции. Многие осели в Казахстане. И сегодня в Алматы можно часто встретить Мирошниченко, Марченко, Газархов, Черняевых, Можаровых и многих других потомков старых казачих родов пришедших из Синьцзяна.

 

 

Посетители — 704.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *