Керченско-Феодосийская десантная операция

В ноябре 1941года советские войска оставили Керчь и Феодосию – Крым оказался под пятой гитлеровских оккупантов. Только на краю держался Севастополь, обложенный по сухопутью немецкими войсками. Связь с Севастополем поддерживалась только по морю, под постоянными ударами вражеской авиации.

Немецкие войска под командованием талантливого полководца Эриха фон Манштейна обложили город. Но  не смогли прорваться в Севастополь в ходе первого штурма города  11—21 ноября.  Манштейн стягивает под город все наличные силы, оставляя для  обороны Керченского полуострова лишь одну дивизию и 17 декабря начинает новый штурм. Положение очень серьезное, вполне возможно, что второго удара защитники Севастополя не выдержат. И тогда в Ставке рождается идея высадить десант на Керченский полуостров, занять Керчь, Феодосию и быстро оседлать Ак-Монайские позиции. Таким образом советские войска выйдут в центральный Крым, где противнику не за что будет зацепится. Создадутся предпосылки не только деблокады Севастополя, но и для освобождения всего Крыма. Тем более что разведка показала наличие немногочисленных вражеских сил на Керченском полуострове. Да и вообще немецкое командование не ожидало, столь скорых активных действий от  выбитого с полуострова и вроде бы разбитого   противника.

Проведение  десантной операции советское командование поручили   51-ю Армии генерала Львова, которая до этого и обороняла Крым. Кроме того для усиления и эффективности удара была выделена 44-я Армия генерала Первушина переброшенная из Ирана. Силы Черноморского флота и Азовской флотилии на время её проведения были подчинены Закавказскому фронту и должны были обеспечить доставку десантников, военной техники и снаряжения в Крым. Флотом командовал адмирал Октябрьский. Общее руководство осуществлял командующий Закавказским фронтом генерал-лейтенант Дмитрий Козлов.

План, составленный начальником штаба фронта генерал-майором Федором Толбухиным, будущим маршалом, был хорошим: одновременная высадка 51-й и 44-й армий в район Керчи и непосредственно в Феодосийский порт с последующим наступлением на север: окружить и уничтожить керченскую группировку противника. В дальнейшем предполагалось развить наступление вглубь полуострова, деблокировать Севастополь и полностью освободить Крым.

Но вот исполнение плана было не очень хорошим. Любая военная операция, тем более десантная, требует серьезной подготовки с тщательной отработкой всех деталей. А времени для этого не было. В число десантников включали необученных новобранцев. Для десанта пришлось использовать все, что подвернулось под руку, — мобилизованные для военных нужд катера, рыболовные сейнеры и даже баржи. Десантных кораблей не было. А это очень существенная деталь. Десантники вынуждены были бросаться с катеров в холодную воду и подняв над головою оружие по пояс, а то и по грудь бежать на берег. Высадить среднее вооружение (пулеметы и минометы) было весьма проблематично. Не говоря уж о тяжелом – артиллерии и танках. То есть, высаживаясь в прибрежную зону, на первом этапе десантники могли рассчитывать лишь на свое личное оружие.

Утром 26 декабря 1941 года, преодолевая бушующий на море шторм, сильный холодный ветер и мороз в 15 градусов, матросы 83-й бригады морской пехоты и бойцы 224-й и 302-й стрелковых дивизий начали высадку вблизи Керчи. С одной стороны шторм помог – в нелетную погоду германская авиация не могла противодействовать десантированию. С другой из-за шторма десантные отряды были высажены не планируемых местах и не смогли соединится. Немцы оказали сильное сопротивление – артиллерийским и минометным огнем было потоплено несколько десятков судов – в ледяной воде все бойцы погибли от переохлаждения. Но тем не менее нескольким  сотням десантников удалось закрепится на берегу. На захваченные плацдармы, невзирая на обстрел, прибывали новые суда с бойцами. К 27 декабря численность десантников возросла до десяти тысяч бойцов. Правда, в основном вооруженных легким стрелковым оружием.

Гитлеровцы яростно атакуют, стремясь сбросить десантников в море. Но силы неравны. Повторюсь, Керченский полуостров обороняла всего одна немецкая 46-я дивизия под командованием генерала Шпонеке, один румынский горнострелковый полк  и несколько отдельных частей. Все остальные силы Манштейн, как азартный игрок, бросил  на штурм Севастополя.

Три дня под Керчью идут жестокие бои. Шпонек бросает против советского десанта все силы, все резервы, оставляя в других городах полуострова ослабленные гарнизоны из  румын. А румынская армия хоть и самая «победоносная» в мире, но мало боеспособная.

старший лейтенант Аркадий Айдинов

Это сыграло с немцами и румынами плохую шутку. В ночь на 29 декабря советские десантники начали штурм Феодосии. Оказывается, разгильдяи бывают везде, а не только у нас – немцы не только не заминировали  вход в бухту Феодосии, но даже забыли закрыть боновое заграждение. Группа кораблей под командованием командира Отряда лёгких сил Черноморского флота, капитана 1-го ранга Николая Басистого, подошла к порту  и открыла ураганный огонь по охране, тем самым позволив незамеченной подобраться первой волне десанта на сторожевых катерах и малых тральщиках.  600 морских пехотинцев из 1-го Особого десантного отряда ЧФ под командованием старшего лейтенанта Аркадия Айдинова, сбив немногочисленные румынские заслоны, захватили мол и маяк. Эсминец «Шаумян», а затем эсминцы «Незаможник» и «Железняков»  и крейсер «Красный Кавказ» вошли в порт и, отбивая сильные атаки вражеской авиации, под артиллерийско-миномётным огнем противника высадили 4,5-тысячный десант и материальную часть на мол.  К 30 декабря Феодосия была полностью освобождена. Части 44-й армии теперь высаживались в городе с «комфортом».

Генерал Ганс фон Шпонек

Получив известия о высадке в Феодосии, то есть в своем тылу, Шпонек испугался возможного окружения и отдал приказ немедленно отступать с Керченского полуострова. При этом был свернут и штаб Шпонека, и штабная радиостанция, — связь с руководством на время прервалась. Командующий немецкими войсками в Крыму генерал-кремень Манштейн (в переводе с немецкого Каменный человек),  тщетно передавал Шпонеку приказы держаться до подхода подкреплений — эти приказы уходили в пустоту.

Тем временем ударили морозы, Керченский пролив замерз, и основные силы 51-й советской армии смогли переправиться в Керчь по льду. Шпонека, который в Первую мировую войну был многократно награжден «Железными крестами» за храбрость, и был одним из создателей парашютных войск, нельзя было назвать трусом. Однако он понимал, что не располагает свежими резервами, чтобы парировать наступление русских из Феодосии на север.

Нервы у него не выдержали, и он принял решение немедленно выводить свои войска из ловушки и зацепится на Ак-Монайских позициях.  Теряя тяжелую технику, артиллерию, убитых и раненных, частям 46-й пехотной дивизии удалось вырваться с Керченского полуострова.  2 января 1942 года Керчь была освобождена. В городе было захвачено более 2000 автомобилей. Цифра нереальная и многие подвергают ее сомнению. Но дело в том, что в Керчи было крупное авторемонтное предприятие и немцы свозили туда все поврежденные автомобили, требующие ремонта.

 

Несмотря на большие потери  советских войск, безвозвратные — свыше 32,4 тыс. человек, санитарные — около 9,5 тыс. человек, это успешная десантная операция. Но вот развить успех советские войска не смогли. Почему-то 44-я Армия, взяв Феодосию,  стала развивать наступление не на запад, с целью захватить Ак-Монайские позиции, а на восток в сторону Керчи. Почему? Неизвестно. Командарм-44 генерал-майор  Алексей Первушин 16 января, при бомбежке был тяжело ранен, да и после, о причинах своего решения двигать войска не на Ак-Монай, а на Керчь особо не распространялся. Командующий фронтом Дмитрий Козлов тоже. Судя по всему, сказалось отсутствие опыта наступательных операций и опасения что сил недостаточно. А ведь если бы смогли занять ак-Монайские позиции, то вполне бы смогли и деблокировать Севастополь. Во всяком случае, Эрих фон Манштейн в своих мемуарах вспоминал: «Если бы противник использовал выгоду создавшегося положения и быстро стал бы преследовать 46-ю пехотную дивизию от Керчи, а также ударил решительно вслед отходившим от Феодосии румынам, то создалась бы обстановка, безнадежная не только для этого вновь возникшего участка… Решалась бы судьба всей 11-й армии…».

Генерал-майор Алексей Первушин

Но воспользовавшись промедлением советского командования, 46-я пехотная дивизия оседлала Ак-Монайские позиции – идеальную оборонительную линию. Манштейн забыв о штурме Севастополя, шлет туда почти все свои силы, как немецкие, так и румынские.  Более того, Манштейну не только пришлось прекратить штурм Севастополя,  но и  отвести войска с северного участка фронта на высоты у долины Бельбека из-за опасения, что советские части могут прорвать ослабевшие немецкие боевые порядки.

На Ак-Монайских позициях разгораются ожесточенные бои. Но время упущено, прорвать вражескую оборону невозможно – там уже шесть дивизий противника. Неудачей закончилась попытка  5 января 1942 года высадить десант в Евпаторию, Вначале все шло хорошо, одновременно с десантом в городе вспыхнуло восстание, в результате чего румынский гарнизон из города удалось выбить. Но уже 7 января подтянутые немцами резервы вновь заняли Евпаторию, и тот десант частично погиб в неравном бою, а частично попал в плен. В конце января практически полностью полег также и высаженный 6 января Судакский десант, пару недель героически оборонявший захваченный плацдарм в рамках «операции отвлечения». А 15 января немецко-румынские войска нанесли мощный контрудар, уничтожили штаб 44-й армии (командарм Первушин получил тяжелые ранения) и вновь захватили  Феодосию.

Дмитрий Козлов

А 20 января еще одна крупная напасть. На образованный Крымский фронт заявился представитель Ставки, Лев Мехлис, еще тот вояка. Сразу стал со всеми конфликтовать, искать вредителей и предателей, перетасовывать все кадры. Отстранил Толбухина, заменив его своим протеже Вечным, подмял под себя слабохарактерного и мягкотелого комфронта Козлова. В общем, стал руководить фронтом единовластно. Погнал всех на передовую, причем, совершенно не укрепляя оборону. Весной деятельность Мехлиса аукнулась – разразилась Крымская катастрофа. Но впрочем, это уже другая история.

PS. О судьбе участников тех знаменательных событий.

Старший лейтенант Аркадий Айдынин (Айдынян) за десант в Феодосию был награжден орденом Боевого Красного Знамени. Погиб  19 марта 1942 года в Крыму.

Командир высадки Феодосийского десанта капитан 1-го ранга Николай Басистый дослужился до адмирала. После войны командовал Черноморским флотом.

Командующий 51-й армии генерал-лейтенант Владимир Львов погиб 9 мая 1942 года при налете немецкой авиации.

Командующий 44-й армии генерал-майор Алексей Первушин, который не смог захватить Ак-Монайские позиции, после излечения был отправлен в Среднюю Азию на незначительную должность.  Больше командных должностей ему не давали. Умер в 1975 году.

Командующий Закавказским, а затем Крымским фронтом генерал-лейтенант Дмитрий Козлов, после Крымской катастрофы, был понижен в звании. В марте 1943 года    оборонял  Харьков во время контрнаступления своего заклятого врага Манштейна. Проявил безумную храбрость, вышел из города последним. Ему вернули прежнее здание, но командных должностей больше не давали. Умер в 1975 году в Минске.

Генерал Ганс фон Шпонек за оставление Керчи и Феодосии был предан суду и приговорен к расстрелу. Спас его Эрих Манштейн. Но ненадолго. В 44-м после покушения на Гитлера, Шпонека казнили.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Посетители — 138.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *