Как Сталин и Камо ограбили Тифлисский банк

Деньги нужны всем. Тем более нужны  подпольным организациям, замышляющим всякие перевороты и революции. На печатанье газеты, организации протестных акций, вовлечение новых членов и на приобретение оружия.  Да и самим подпольщикам тоже хочется кушать, иногда и выпить. Хорошо если  организация финансируется из-за границы, а если нет, то приходится идти на чисто уголовный криминал.

Нужны были деньги и большевикам. Особенно в период революции 1905 — 1907 годов. Чтобы найти деньги им приходилось на экспроприации. Это тот же  грабеж, но только с политическими целями. Кстати во многом из-за отношения  к экспроприациям появились большевики и меньшевики. До 1903 года была одна партия – Российская социал-демократическая рабочая партия РСДРП, без всяких маленьких буковок (б) и (м). Но в 1903 году РСДРП из-за политических разногласий  раскололась на две фракции: большевиков и меньшевиков. Один из вопросов, по которому разделялись фракции, было расхождение взглядов на боевую деятельность, в частности, «экспроприации». Наиболее радикальная группа большевиков под руководством Ленина выступала за продолжение использования грабежей, в то время как меньшевики выступали за более мирный и постепенный подход к революции и против боевых операций. В мае 1907 года решили помириться и созвали V съезд РСДРП. Там приняли резолюцию,  которая осуждала  участие в боевых операциях, включая «экспроприации», и призвала к роспуску всех боевых групп. За эту резолюцию проголосовали 65% участников при 6% против (остальные воздержались или не голосовали), за резолюцию проголосовали все меньшевики и большинство большевиков.

Но, несмотря на запрет эти 6% возглавляемые Владимиром Лениным, Леонидом Красиным и Александром Богдановым решили все-таки провести ряд экспроприаций в том числе и крупное ограбление в Тифлисе, нынешнем Тбилиси.

Камо и Сталин

Подготовить и организовать ограбление поручили большевику Иосифу Джугашвили, (тогда он еще не был Сталиным, а носил кличку «Коба») уже имевшему опыт в организации «эсов». Тем более что 29-летний Сталин, тогда легально жил в Тифлисе с женой Екатериной и новорождённым сыном Яковом. Сталин привлек к рискованному делу своего друга детства Симона Тер-Петросяна, известного как Камо. Сталин и Камо вместе выросли, и именно под влиянием Сталина Камо стал марксистом. Хотя как марксистом? Камо любил риск, любил опасности, руководил «боевой революционной дружиной», имел репутацию безжалостного боевика. Ленин вообще называл Камо «кавказским бандитом». По сути, был прав. Если бы Сталин не привлек его к большевикам, то тот бы ушел к боевикам-эсерам, анархистам, а то вообще бы стал уголовником-бандитом. Дерзкая и рисковая натура, которому лишь бы пострелять.

Сталин  установил контакт с двумя информаторами: банковским клерком  Гиго Касрадзе и своим старым школьным товарищем Вознесенским, работавшим в банковской почтовой службе. Стало известно, что  26 июня 1907 года в Тифлисский банк конным экипажем будет доставлена крупная партия денег. Вот ее и решили экспроприировать. Непосредственно руководить ограблением должен был Камо. К операции привлекли 20 человек. Но кто-то из них «стуканул» полиции  или просто проболтался. Местной власти  стало известно, что революционеры хотят предпринять крупную акцию в Тифлисе, поэтому все наряды полиции были усилены и предупреждены.

Позже недоброжелатели Сталина голословно утверждали, что это именно он, являясь тайным агентом охранки, «стуканул» о предстоящей  акции. Но, несмотря на громкие вопли, никаких доказательств  не представили.  Да и маловероятно это. Сталин знал все детали операции, а властям было известно лишь в общих чертах – где-то в конце июня, в центре Тифлиса, какие-то революционеры что-то задумали. Никакой конкретики. Скорее всего проболтался рядовой член группы.

Деньги перевозились в конном экипаже.   Внутри дилижанса, двое охранников с винтовками, кассир Государственного банка Курдюмов и счетовод Головня. Позади экипажа двигался фаэтон с вооружёнными солдатами; спереди, рядом и позади экипаж охраняли конные казаки.  26 июня в 10:30 утра дилижанс с деньгами и конвоем въехал на многолюдную Эриванскую площадь. Там его поджидали переодетые в крестьян боевики вооруженные револьверами и бомбами. В отличие от других, Камо был одет, как кавалерийский капитан, и выехал на площадь в конном фаэтоне.

По сигналу боевики бросили гранаты, убив несколько лошадей и охранников, и начали стрельбу по оставшимся живыми конвойным и полицейским на площади. Одна из раненых лошадей, запряжённых в банковский дилижанс, потащила экипаж. Куприашвили, Камо и ещё один участник ограбления, Датико Чибриашвили, бросились за ним. Куприашвили бросил гранату, которая оторвала лошади ноги, но был оглушён взрывом и упал на землю. Вскоре он пришёл в сознание и покинул площадь, прежде чем к полицейским и военным прибыло подкрепление. Чибриашвили вытащил из дилижанса мешки с деньгами, в то время как Камо ехал на фаэтоне, стреляя из пистолета. Чибриашвили и ещё один грабитель бросили деньги в фаэтон Камо. Торопясь они оставили в дилижансе двадцать тысяч рублей, часть из которых была украдена одним из кучеров дилижанса, впоследствии арестованным за кражу.

Получив деньги, Камо быстро стал уезжать. Навстречу ему спешили полицейские экипажи. Камо им закричал: «Деньги в безопасности. Бежать на площадь». Полицейские в экипаже повиновались, только потом, поняв что это был убегающий грабитель. Камо отправился в штаб-квартиру банды, где переоделся. Все бандиты быстро разошлись, ни один из них не был пойман.

Один из грабителей, Элисо Ломинадзе, переодевшись учителем, вернулся на площадь, чтобы оценить ситуацию. Наряду с мёртвыми людьми и лошадьми на площади лежало около пятидесяти раненых. Власти объявили о трёх погибших, но документы из архивов полиции говорят, что в действительности погибших было около сорока.

Государственный банк не сообщил точную сумму потерь, по оценке они составляли примерно 341 тыс. руб, что составляет около 4  миллионов  долларов по сегодняшнему курсу.  Сумма в 91 тыс. рублей была в небольших купюрах, которые невозможно было отследить, остальная сумма — в крупных 500-рублёвых купюрах, номера которых были известны полиции.

Что делал Сталин во время налета? Сам он об этом не особенно распространялся. Кто-то утверждал, что Сталин участвовал в нападении и был ранен осколком бомбы.

Критики вождя считали, что его роль в «эксе» сильно преувеличена. Мол, Сталин наблюдал за акцией издалека, чуть ли не с балкона дома и никакого участия не принимал. Непосредственный руководитель операции Камо говорил, что Сталин принимал активное участие в ограблении, наблюдал за операцией, готовый вмешаться в случае непредвиденной ситуации.

Ограбление наделало шуму по всему миру – о нем писали все газеты. Власти закрыли все дороги, прибыла специальная группа детективов, допрашивали всех подозреваемых. Допросили и Сталина, кто-то видел его нервно курящим папиросу на площади, во время экса. Угрожали и даже били, но ничего доказать не смогли, вынуждены были отпустить. Вообще долго не могли выяснить, кто же ограбил банковский дилижанс.  Подозревали  польских социалистов, армянских националистов, анархистов, эсеров и даже  российские государственные органы.

Похищенные деньги перевезли   в дом друзей Сталина в Тифлисе. Там деньги зашили в матрас, который  отвезли в метеорологическую обсерваторию, где работал Сталин.  Матрас положили в кабинете директора, который даже не подозревал, что отдыхает на перине набитой миллионами. Лишь когда шум поутих, Камо перевез деньги к Ленину в Финляндию, которая была тогда частью Российской Империи.

Экспроприация прошла удачно. Неприятности начались с обналичкой денег. С мелкими купюрами проблем не было, но крупные 500-рублевые…Их номера были известны полиции. Сталин предлагал уничтожить их или хотя бы припрятать на несколько лет. Но Ленин пожадничал,  решил обменять их в иностранных банках.

Осенью Камо с купюрами отправился в Париж, затем в Бельгию для покупки оружия и боеприпасов – готовил второе ограбление, более крупное. Помочь ему в этом должен был известный врач яков Житомирский, живущий в Берлине и вроде бы сочувствующий большевикам. Ключевые слова здесь «вроде бы сочувствовавший». На самом деле

Житомирский был тайным агентом российской охранки, сразу стуканул. Камо арестовали, нашли поддельные документы и чемодан с детонаторами для бомб. Кроме того Житомирский сообщил о  планах Ленина по обналичиванию  крупных купюр.  Охранка,  связалась с отделениями полиции по всей Европе с просьбой арестовать всех, кто пытался бы обменять купюры.

Сам Ильич, узнав об аресте Камо, вместе с женой, по льду замерзшего озера, сбежал в Швецию, а оттуда в Швейцарию. А по всей Европе стали задерживать носителей краденых купюр.  В Нью-Йорке повязали какую-то тетку  которая обналичивала 500-рублёвую купюру, и после вызова полиции попыталась проглотить её, однако, прибывшие полицейские остановили её схватив за горло, забрали бумаги, а потом арестовали  её сообщников на вокзале. В Париже  был задержан большевик Максим Литвинов и его любовница Фрида Ямпольская. При обыске у Литвинова было найдено двенадцать 500-рублёвых купюр из числа похищенных в Тифлисе. Задержания валютонош прошли в Мюнхене, Стокгольме и других европейских и американских городах. Только Красину удалось  обменять несколько купюр. Вскоре после этого Ленин и его товарищи сожгли все оставшиеся 500-рублёвые купюры.

«Безумец» Камо

Арестованный Камо стал симулировать психическую невменяемость. Прикинулся сумасшедшим: отказывался от пищи, разорвал на себе одежду, вырвал себе волосы, пытался повеситься, перерезал себе вены и ел свои собственные экскременты.  Немецкие врачи втыкали ему булавки под ногти, били по спине длинным прутом, жгли его раскалённым железом, но он не вышел из роли. Экстрадировали  в Россию где его поместили в психушку.  Три года он симулировал умопомешательство, а  августе 1911 года сбежал из психиатрического отделения тюрьмы в Тифлисе, распилив решётку на окне и спустившись по самодельной верёвке.

Когда стало известно о причастности большевиков к Тифлисскому ограблению, в РСДРП разразился скандал. Хотя Ленин и Сталин пытались  дистанцироваться от банды Камо, им это не удалось. Экспроприация вызвала бурное недовольство меньшевиков, которые поняли, что большевистский Центр функционировал самостоятельно и предпринимал действия явно запрещённые съездом партии. Лидер меньшевиков Плеханов, высказался за отделение от большевиков. Коллега Плеханова Мартов сказал, что большевистский Центр — это нечто среднее между тайной фракционной ЦК и преступной группировкой. Тифлисский комитет партии исключил из своего состава Сталина и нескольких участников грабежа. Партийное расследование против Ленина было сорвано большевиками. В общем, после ограбления РСДРП окончательно раскололась, а  большевики и меньшевики  рассорились и навсегда стали врагами.

 

Посетители — 294.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *