Художники зоны

Про изделия сделанные руками заключенных знают все. Видели, держали в руках, у кого-то они есть. Как сегодня есть интернет-магазины, выставки-продажи, различные бутики торгующие подделками сувенирной продукции из тюремной зоны. Изделия из зоны это уже некая марка, своего рода торговый бренд, гарантирующий, что в руках покупателя окажется качественный, красивый и главное оригинальный и неповторимый товар ручной работы. Но вот почему-то несмотря на популярность  у народа, в серьезном научном и искусствоведческом мире очень и очень мало критических и аналитических материалов и данных о тюремном творчестве. Оно как бы есть, но в то же время искусствоведы попросту не замечают и не рассматривают его. Для них такое искусство не существует. А между тем это огромный и малоизвестный пласт народного творчества.

Мотивация

Парадоксально, но факт, что лишение свободы побуждает человека к творчеству. Ну во первых избыток времени связанный с отсутствием житейских обыденных работ толкают людей изготавливать различные подделки собственными руками. Хоть чем то занять себя, отвлечься от лезущих в голову мыслей. А мыслей много, в тюрьме волей-неволей задумываешься, заново переосмысливаешь свою жизнь и свои поступки, копаешься в душе. И зачастую человек под влиянием таких раздумий приходит и к Богу и творчеству.

Во вторых отсутствие многих бытовых вещей обеспечивающих заключенным комфорт и развлечение, заставляют их делать собственными руками. Запрещены в зоне карты – нет проблем, изготовим их сами из картона или твердого ватмана. А можно игральные карты сделать из…рентгеновских снимков. Они будут гораздо долговечнее бумажных. Да еще если хороший художник разрисует их оригинальными рисунками…

Не стоит забывать  материальный и психологический аспект. Хороший мастер в зоне всегда пользуется авторитетом, как говорят сами зэки – это «козырная масть». Столяры, слесаря, ювелиры, художники. Их уважают и «черные» и «красные» зэки и сама администрация. Различные подделки из металла, дерева, пластика, да из всего, что попадется в руки. Старая автомобильная рессора – из ее стали можно сделать великолепные ножи, за которые и сотоварищи по зоне, да и охранники одарят мастера и чаем и сигаретами и «хавчиком».    Старые рентгеновские снимки подойдут не только для изготовления игральных карт — это отличный материал для изготовления шкатулок или искусственных цветов. Старая выкинутая столешница – при желании и умении из нее можно сделать красивую шахматную доску. А из подобранного чурбачка вырезать фигурки. Даже из хлебного мякиша можно слепить что угодно. Один зэк сделал из него пистолет, ну очень похожий на настоящий и угрожая им сбежал из тюрьмы. Но в основном из хлеба изготовляют  игры (нарды, шахматы, шашки, игральные кости), четки, полочки, пепельницы, подставки, клей. А некоторые заключенные делают из хлеба… духовые ружья и колющие ножи. И это реальные истории – такое оружие использовалось для внутрикамерных разборок. А бывший зек Российской империи Владимир Ленин лепил в тюрьме из хлебного мякиша  чернильницы. Наливал туда молоко и гусиным перышком писал тайные революционные письма сотоварищам на волю. А если к нему в камеру заглядывал надзиратель, то одним движением руки «чернильница» отправлялась в рот – и никаких следов преступления.

Времена изменились, подделки из хлебного мякиша сейчас допускаются только в СИЗО. В колонии за такое творчество можно и «ответить» — «по понятиям» нельзя издеваться над хлебом.

Вообще условия для творчества в тюрьме и колонии существенно рознятся. В тюремной камере запрещено все или почти все – соответственно отсутствие материалов и тем более инструментов. Поэтому в камере многие сочиняют стихи и рисуют, благо запрета на карандаши и бумагу нет. Сочиняют даже большие романы и повести. Мало кто знает что толстенный «пиратский» роман «Наследник из Калькутты» был написан в ГУЛАГе.

Карты из дерева

Но все равно и тюрьмах что-то делают собственными руками. Технологии изготовления различных приспособлений, предметов быта в условиях камеры давно разработаны. Такие умения передаются из поколения в поколение зеков, через страны, режимы и исторические эпохи. В камерах занимаются плетением веревок и шнуров, строительством «дорог» между камерами по воздуху, канализациям и сквозь стены, изготавливают различные кипятильники и зажигалки.

«Кустарки»  зоны

В зоне (колонии) условия для изготовления подделок гораздо лучше – там есть «промка» и «кустарки» (мастерские) в которых имеется пусть не новейшее, но вполне рабочее оборудование – станки, дрели, прочий инструмент. «Промка» это промышленная зона колонии, где изготавливаются товары массового ширпотреба – металлические изделия, резиновая обувь, швейная продукция в женских колониях, предметы быта, деревянные срубы и многое другое. К примеру, всякие качели, горки, турники, вертушки, деревянные медведи на детской площадке под вашим окном на 80% изготовлены руками зеков.

А «кустарка» это мастерская в промзоне ориентированная на изготовление прежде всего сувенирной, уникальной продукции. Специфика может быть разной, но в основе всегда ручной кропотливый труд, требующий большого времени. Основными видами работ является резьба по дереву, резьба по кости и эбониту, гравировка по металлу, кузнечное дело, ювелирка, объемная резьба в оргстекле. И каждая из работ  связана с конечным изделием. Существует также множество вспомогательных работ, но эти главные. Резчики по дереву делают нарды, шахматы, шкатулки, иконы, в последнее время популярны подставки под телефоны и айпеды. Граверы и кузнецы изготавливают в основном ножи и инструменты. Резчики по кости, оргстеклу, эбониту делают четки, вырезают различные статуэтки, ювелиры занимаются изделиями из полудрагоценных, а то и простых камней.

Произведенные в кустарках вещи обычно идут на подарки. На продажу они идут для закупки материалов и инструмента. Ведь в зоне главная проблема не изготовить изделие, а добыть  материал. Это проблема касается не только подделок, но и вообще всех работ в зоне. Один мой знакомый строитель, отсидевший десять лет за левые махинации, рассказывал, что ему как строителю поручили в тяжелые 90-е года построить в колонии котельную. Условия жесткие и нереальные в обычной жизни – за месяц до холодов и при полном отсутствии строительных материалов. И ничего умелые зэки возвели котельную. Из всего, что было под рукой – часть из бракованных бетонных плит, часть из старого кирпича, часть из самана, часть вообще непонятно из чего. Между прочим, до сих пор эта котельная стоит и нормально функционирует.

Но для изготовления сувенирных поделок требуется хороший материал. Для нард, ножей, мангалов, макетов парусников, в качестве основы берутся материалы самого лучшего качества. Славятся нарды из бука, дуба – долговечные и красивые. Четки из рога быка – прочные и оригинальные. А ножи из рессорной стали по качеству не хуже золингеновских. И при всем этом такие вещи отличаются особым оригинальным дизайном, большим объемом ручного труда, неповторимой красотой. Техника выжига, сквозная резка, скрупулезная проработка мельчайших деталей делают зоновские изделия эксклюзивными.  За долгие годы лишения свободы мастера производящие такие вещи становятся настоящими профессионалами и художниками. Каждое изделие, вышедшее из рук такого мастера – шедевр авторского мастерства. Причем все они имеют свою историю и наделены особым смыслом.

 Сексуальный подтекст

Молодые, крепкие мужчины годами, сидящие в колонии без женщин. Естественно у них главные мысли о сексе, о любви, о женской ласке. И  эти мысли подсознательно отражаются в их творчестве,  в условиях воздержания, заключенные  вкладывают в свои подделки некий  сексуальный подтекст. В картинах зоновских художников преобладают женские мотивы – милые девичьи лица, стройные силуэты и полуобнаженные сексапильные красотки. На нардах чаще всего вырезают прекрасных амазонок или восточных красавиц. Рукоятки некоторых ножей удивительно напоминают формы женского тела.

Эту статью я писал по рассказам своего знакомого, талантливого краснодеревщика Алимжана Асанова (ныне покойного). Человек нелегкой судьбы, работать по дереву он научился в колонии. В зрелом возрасте выйдя на свободу, в маленькой мастерской  изготавливал удивительные по красоте вещи – трости, шкатулки, шахматы и нарды. А еще деревянную казахскую посуду и кухонную утварь.  Такая сувенирная посуда, украшенная национальным орнаментом, влет раскупалась иностранными туристами. И немудрено – чашки, миски обработаны так что, прикасаясь к ним  невольно вспоминаешь нежную девичью кожу. А когда я взял в руки ожау (черпак с длиной ручкой для разливания кумыса)…Ручка ожау и по форме  по изгибам, по гладкой нежной поверхности напоминал  тело юной девушки. А ее двойной черпак, простите за сравнение,  был явственно похож на две половинки прелестной девичьей попки.

Мастера и клиенты

Тысячи молодых людей приходят в зону без профессии, без образования. И многие хотят уйти с тяжелой работы на «промке», в более комфортные условия «кустарки». Если ты «настоящий пацан», то тебя там примут. Будешь помогать мастерам, выполнять черновую работу и заодно учится. Но станешь ли настоящим мастером это уже зависит от самого человека – от его рабочих рук, от творческой фантазии, от прилежания и конечно же таланта.

Основной клиентурой зоновских мастеров является администрация колонии. Ведь сувенирные подделки зэков это отличный подарок знакомым, вышестоящему начальству, многочисленным проверяющим. Взамен мастера получают некоторое послабление в режиме, материалы. Не отстает и «вохра» — охрана зоны. От нее в основном зэки получают материалы  и «грев» (сигареты, чай, продукты иногда при желании можно добыть водку или даже «травку»).  Многие изделия покупаются родственниками осужденных – как память о родном человеке, разлученным на годы. Часть поделок, в основном на заказ, расходятся и между простыми зэками. Сейчас сувенирная продукция зоны, стала поступать и в свободную продажу, что в советские времена было недопустимо. Но времена меняются,  в последнее время в некоторых зонах администрация дала «добро» на изготовление декоративного холодного оружия – мечи, кортики, кинжалы, ятаганы и клычи, естественно под строгим контролем.  На заказ можно сделать даже эксклюзивную саблю из дамасской стали, цена которой будет достигать ну очень больших денег. Лезвия, как правило, отделаны гравировками и позолотой, к каждому оружию прилагаются ножны. А некоторые кустарки готовы взяться за изготовление лат и доспехов.

Мастера «кустарок» чтобы нормально работать, доставать необходимые материалы  вынуждены контактировать с антагонистическими силами зоны: с «черными, честными зэками» и  с «красным активом», с «хозяевами»  и «паханами», с «псами» (охраной) и вольнонаемным персоналом.  Чтобы избежать «терок», ведь по зоновским понятиям   «западло честному зэку общаться с козлами» мастерам приходится лавировать. Часть заработанных денег и «грева» идет в «общак» барака и зоны.

Они не белые и пушистые. За плечами зоновских мастеров серьезные преступления, их творчество зачастую примитивно и простовато для большого искусства. Но ведь простота венчает оба конца на шкале артистизма… Непросвещенный мастер-зэк облекает простую идею в бесхитростную форму и творит красоту. А люди отвергают чрезмерную изощренность и красивость ради чистой подлинности незатейливого искусства.

Посетители — 199.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *