Генерал Корнилов (часть 2) — герой революции и контрреволюции

Продолжаем публикацию статьи Эрика Аубакирова о генерале Корнилове.

Февральская революция поставила Корнилова в противоречивое положение. С одной стороны, генерал был предан присяге, а присягал он царю и России, с другой — он видел Николая II, знал, как он слаб, как подвержен чужому влиянию и не способен достойно править страной, особенно в тяжелую эпоху перемен. По мнению генерала, царь неуклонно тащил Россию к развалу. Корнилов не раз вспоминал слова знаменитого генерала Драгомирова, сказанные им о Николае II: «Сидеть на троне способен, но стоять во главе империи неспособен решительно».

Назначенный Временным правительством командующим Петроградским военным округом, Корнилов вынужден был лично арестовать царскую семью. Несмотря на то, что он был проведен мягко и тактично (императора и его семью поселили в Царском селе под надежной охраной), Корнилов очень переживал свое участие в событиях. До сих пор ортодоксальные монархисты не могут простить Корнилову арест императорской семьи.

Несмотря на свои старания, Лавр Георгиевич не смог навести порядок в Петрограде. Наводнившие столицу солдаты запасных полков, заагитированые большевистской пропагандой, не желали идти на фронт. Обалдевшие от безделья, анархически настроенные матросы Кронштадта убивали своих офицеров. Невероятно, но факт: линкоры Балтийского флота за время войны ни разу не выходили из гаваней. Разочарованный и раздраженный из-за интриг во Временном правительстве, Корнилов в конце апреля отказывается от должности, не считая возможным для себя быть невольным свидетелем и участником разрушения армии Советами рабочих и солдатских депутатов. Он был назначен командующим 8-й армией, находящейся в состоянии полного разложения. За короткие сроки Корнилову удается восстановить дисциплину и порядок в войсках. В составе 8-й армии начинается создание добровольческих отрядов из верных солдат и офицеров. Были сформированы Корниловский ударный полк под командованием капитана Митрофана Неженцева и несколько других боеспособных частей. Также был сформирован Текинский полк, состоящий из добровольцев-туркменов. Корнилов еще с Туркестана полюбил этих лихих наездников, отлично знал их язык и обычаи, а текинцы в ответ буквально боготворили генерала.

текинцы

В июне 1917 года русская армия начала наступление. Только 8-я армия генерала Корнилова смогла добиться успеха. За неделю боев было пленено 10 000 солдат и офицеров противника, захвачено более сотни орудий. Но все успехи 8-й армии свелись на нет из-за полного разложения и развала в других частях русской армии. 11-я армия, несмотря на огромное превосходство в численности и технике, полностью бежала с поля боя. Уже в июле Временное правительство, возглавляемое Керенским, вынуждено было сместить главнокомандующего генерала Брусилова, шедшего на поводу солдатских комитетов, что вело к разложению армии, потере контроля над войсками. Солдаты, некогда мужественно сражавшиеся, теперь массами покидали позиции при малейшем натиске противника.

Бойцы ударного Корниловского полка

Корнилов согласился стать главнокомандующим, после того как были приняты его требования: невмешательство правительства в назначения на командные должности, скорейшая реорганизация армии, введение смертной казни на фронте. За кратчайшее время, применяя решительные и жестокие меры вплоть до расстрелов дезертиров, Корнилов возвращает боеспособность армии и восстанавливает фронт. В глазах многих он становится народным героем, на него возлагают надежды, от него ждут спасения России от хаоса анархии. Сам генерал приходит к выводу, что спасти армию и всю Россию можно только введением в стране военной диктатуры. Но для того чтобы восстановить порядок в стране и на фронте, прежде всего необходимо разобраться с Петроградом и Кронштадтом как с главными очагами большевизма и анархии.

Александр Керенский

По согласованию с Временным правительством Корнилов в середине августа направляет на Петроград 3-й казачий корпус и Дикую дивизию. Керенский великолепно понимал, что только суровыми и решительными мерами, предложенными Корниловым, можно спасти Россию. Но также он понимал, что, введя верные войска в Питер, Корнилов станет диктатором и разгонит не только Советы и Временное правительство, а в первую очередь лишит власти самого Александра Керенского. Похоронив договор с Корниловым, Керенский идет на сговор с Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов. Корнилова объявляют вне закона, железнодорожники отказываются перевозить 3-й корпус, туда направляются сотни агитаторов от большевиков и эсеров, солдаты и матросы революционного Питера готовятся с оружием встретить корниловцев. Если бы дело дошло до вооруженных столкновений, то, несомненно, казаки и туземцы Дикой дивизии разогнали бы разнузданные толпы запасников и дезертиров Питера.

Но ни Корнилов, ни его солдаты не хотели начинать братоубийственную войну. И еще: если раньше казаки шли на Петроград с согласия правительства, то после предательства Керенского они стали мятежниками, нарушившими присягу. А для казака нарушить присягу было просто немыслимо. Кроме того, подвел командир Дикой дивизии князь Багратион, переметнувшийся на сторону Керенского. Мятеж не удался, командир 3-го казачьего корпуса генерал Крымов застрелился, а Корнилов, Деникин, Романовский и еще несколько генералов были арестованы. Керенский требовал расстрела Корнилова, но общественное мнение было против. Генерал Алексеев, «приняв позор на свою седую голову» ради спасения Корнилова и его сподвижников, соглашается стать начальником штаба при главковерхе Керенском. Он обеспечивает безопасность заключения генералов в Быховской тюрьме. Охрану тюрьмы несет преданный Корнилову Текинский полк.

Ледяной поход

Керенский своими интригами продлил пребывание у руля власти лишь на три месяца. 25 октября его сметает Октябрьская революция. Одним из первых приказов ленинского правительства был приказ о строгой изоляции Корнилова. Но тот уже 8 ноября покидает Быховскую тюрьму и в сопровождении верных текинцев уходит на Дон. Там, на Дону, атаман Каледин, не подчинившись большевикам, начинает создавать Белую армию. На Дон, в Ростов и Новочеркасск собираются все те немногие, которые решили с оружием в руках отстаивать Россию. Их задерживали по дороге красногвардейские заставы, расстреливали, выбрасывали из окошек поездов, топили в нужниках придорожных станций, а они все равно рвались к единственному очагу сопротивления. Генерал Алексеев говорил: «Мы зажигаем светоч, чтобы хоть одна светлая точка была среди охватившей Россию тьмы».

На подавление мятежа из Москвы и Питера направляется десятитысячный отряд под командованием Сиверса и Саблина. Он состоит из матросов и оголодавших красногвардейцев, рвущихся на сытый юг, уголовной шпаны и бывших военнопленных германской и австрийской армий. На сторону красных переходит часть казаков, большинство остается в стороне. Разгромлена единственная боеспособная часть Донского правительства — отряд Чернецова. Красные подходят к Ростову, атаман Каледин застрелился.

В этой обстановке Корнилов принимает решение вывести Добровольческую армию на Кубань. 22 февраля 1918 года крошечная армия (хотя какая это армия — четыре тысячи бойцов, численность полка военного времени) и около тысячи беженцев уходят в легендарный Ледяной поход. Название «ледяной» появилось, после того как корниловцы вброд форсировали реку: намокшая одежда на холоде замерзла, и бойцы шли в атаку в ледяной скорлупе. Отсутствие боеприпасов, одежды и провианта, каждый день бои с превосходящими силами. Но если у красных был выбор — сражаться или отойти, то у добровольцев выбора не было, каждый бой для них был решающим. Они должны были победить, чтобы добыть патроны, снаряды, еду и теплый ночлег.

В Ледяном походе проявилось такое качество Корнилова, как умение консолидировать, объединять ради единой цели людей разных наций, различных вероисповеданий и политических взглядов. В одном строю шли православные и мусульмане, иудеи и католики, в строю рядом с седыми полковниками стояли юные гимназисты. Шли в бой вместе убежденные монархисты и октябристы с кадетами, в обозе ехали бывшие министры Временного правительства Гучков и Родзянко, эсер-бомбист Борис Савинков и левый эсер Федор Баткин.

В неимоверно тяжелых условиях Корнилов в марте вывел армию на Кубань, где встретился с отрядом генерала Покровского. Но к радости соединения примешивалась и горечь досады: Екатеринодар — цель похода — был занят красными. Корнилов решает штурмовать город. Маленькая армия в 5000 человек штурмует Екатеринодар, в котором засели 20 000 красных. Жесточайшие бои, в плен никого не берут. Только вера в Корнилова заставляет добровольцев бросаться в самоубийственные атаки. Красные несут огромные потери, но яростно отбиваются, под огнем к ним прорываются эшелоны с подкреплениями.

 

13 апреля шальной снаряд попал в комнату, где отдыхал Корнилов. Лавр Георгиевич, не приходя в сознание, скончался на руках своих соратников. Армия, под принявшим командование генералом Деникиным, отходит. Хотя в тактическом отношении поход не удался, но политический резонанс потряс Россию. Был поднят флаг Белого движения и сопротивления большевизму. Белые получили свои традиции, своих героев, даже свой язык. «Святейшее из званий — звание «человек» — опозорено, как никогда. Опозорен и русский человек — и что бы это было бы, куда бы мы глаза девали, если бы не оказалось Ледяных походов», — писал Иван Бунин.

Гибель Корнилова была пагубна для белого движения. Контрреволюция лишилась своего вождя, своего лидера, которому безоговорочно верила. Ни Деникин, ни Колчак — никто не смог заменить Корнилова. Они были честными, порядочными людьми, хорошими военными. Например, Деникин или Юденич как полководцы были гораздо талантливее Корнилова, но они не был вождем. Не было у них той харизмы, того обаяния, той лидерской жилки, которая заставляет бойцов идти на смерть с именем вождя. Как шли в атаку красные с именем Ленина, как в 1941-м солдаты бросались на танки с именем Сталина, как шли на Екатеринодар офицеры с именем Корнилова.

Никто из белых генералов не мог объединить все силы на борьбу с красными. Вечно у них были раздоры, каждый рвал одеяло на себя. Колчак враждовал с правительством, чехами и атаманами, Деникин — с кубанцами и донцами, с Врангелем и Слащевым, общего единства у белых не было. В 1917 году в русской армии было около 300 тысяч офицеров, около 140 тысяч участвовало в гражданской войне: 40 тысяч за красных и 100 тысяч — за белых. 160 000 офицеров, никому не веря, прятались по щелям, варили гуталин и старались остаться в стороне от всех событий. Если бы Корнилов остался жив, я уверен, большая часть этих офицеров вылезла бы из подполья и встала под знамена Корнилова.

После того как добровольцы ушли из-под Екатеринодара, красные раскопали могилу генерала Корнилова. Труп рубили шашками, подвешивали на дереве, рвали на куски, затем почти бесформенную массу отвезли на скотобойню, обложили соломой и начали жечь. Жгли два дня, пепел тут же развеивали по ветру.

Так погиб генерал Лавр Георгиевич Корнилов, сын казахских степей и великий патриот России.

Автор статьи Эрик АУБАКИРОВ, Алматы

 

Посетители — 218.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *