Фильм «Три дня до весны» — в основе ложь и фейк

Посмотрел недавно фильм «Три дня до весны». С художественной стороны никаких претензий – кино хорошее, актеры талантливые, музыка отличная, детективная сторона захватывающая. Но вот сама главная фабула фильма поразила: злые и коварные, и по видимому сумасшедшие немцы, решили уморить блокадный Ленинград, запустив туда вирус ЧУМЫ! Но этого в реальности никогда не было! Никогда! Никаких проектов, никаких предположений, никаких документов подтверждающих эту святотатственную идею. Эта типичная ложь, родившаяся в воспаленном мозгу писателя Алеся Адамовича. Кстати за нее он и поплатился перед Господом.

Немцы никогда не планировали заражать Ленинград бактериологическим оружием, а тем более вирусом чумы. И не, потому что они были добрыми и благородными, белыми и пушистыми, а потому что просто боялись заразы, особенно чумы. Даже не боялись, а бздели до потери пульса. У немцев страх перед чумой на генетическом уровне – в Средние века половина, а то и поболее, населения Германии вымерла от «черной смерти». И в отличии от создателей фильма, они не были идиотами – знали чем могут закончится игрища с чумой. Зараза запущенная в город, несмотря на все предосторожности, вырвется из любого карантина и начнет косить не только осажденных но и осаждающих. И никакие вакцины никакие прививки, дезинфекции и карантины не помогут. В этом каждый может убедиться по сегодняшней пандемии коронавируса. А чума это гораздо страшнее и коварнее.

Гораздо реалистичнее предположить, что если бы немцы  узнали что в осажденном ими Ленинграде появилась чума, они скорее всего сняли бы блокаду и спешно отошли. Об этом свидетельствует малоизвестный исторический факт, случившийся в августе 1942 года.

Летом 1942 года вермахт разгромил  советские войска в излучине Дона и начал наступление на Сталинград и Кавказ, 23 июля пал Ростов на Дону. Немецкие войска, не встречая серьёзного сопротивления, начали стремительно продвигаться вглубь кубанских степей. 6 августа  заняли Армавир и Ворошиловск (прежнее название Ставрополя). Войска Южного фронта не смогли организованно отойти на указанные им рубежи. Постепенный отход превратился в бегство. В общем, полная задница. И тут в самый ответственный момент немецкие войска замедляют ход наступления, останавливаются, а в некоторых местах даже немного отходят назад. Советское командование не может понять заминку в немецком наступлении, но в полную меру пользуются ей: отступающие части приводятся в порядок, подтягиваются резервы, укрепляются оборонительные позиции, строятся оборонительные укрепления у Новороссийска и Туапсе. Разведка доносит что немцы, прекратив наступление на несколько дней, занялись какими-то непонятными действиями – какие-то санитарные машины, какие-то люди в балахонах опрыскивают танки, пушки и грузовики. Лишь после войны выяснилась задержка в немецком наступлении…

Исаак Иосифович Рогозин

В каждой армии кроме военных медиков-хирургов, есть врачи других специальностей – невропатологи, терапевты, венерологи и даже гинекологи. А еще есть медики-эпидемиологи которые препятствуют заносу инфекционных болезней в действующую армию, организуют противоэпидемическую и профилактическую работу по борьбе с сыпным тифом, туляремией, возвратным тифом и другими  формами

инфекционных болезней. А они  на войне неизбежны – массы людей живут, питаются  и общаются в жутких экстремальных и антисанитарных  условиях.

Противоэпидемической службой Советского Союза руководил выдающийся ученый Исаак Иосифович Рогозин. Уйма титулов должностей и ученых званий: профессор,  начальника Главного санитарного-противоэпидемического управления,  лауреат Государственной премии СССР, член-корреспондент Академии медицинских наук СССР и многое другое. Автор  многочисленных трудов по эпидемиологии кишечных, воздушно-капельных инфекций. А еще он был ведущим в мире ученым по разработке  мероприятий против чумы. В общем, главный борец с чумой на всей планете.

Во время войны Рогозину присвоили звание генерал-майора и назначили начальником эпидемиологического управления Красной Армии.  Справлялся со своими обязанностями он успешно – за время войны в действующей армии не было серьезных вспышек инфекционных заболеваний.

Летом 1942 года Рогозин на служебном автомобиле отправился в Астрахань, так как получил известие, что в лагере военнопленных зафиксированы случаи холеры и возникла опасность широкого распространения инфекции.  Водитель его машины до войны работал в Ставропольском научно-исследовательском противочумном институте, там же проживала его семья. Так как немцы уже приближались к Ставрополю, водитель упросил И.И. Рогозина отпустить его на машине за семьей. Он приехал на место вечером, а ночью город был занят немецкими войсками и специальные подразделения  устремились к институту. Специалистов Третьего рейха очень интересовали такие ученные  как профессор Илья Григорьевич Иофф, его жена, известный в мире бактериолог-чумолог профессор Магдалина Петровна Покровская и их коллеги. Заинтересовала их и стоящая во дворе института машина с московскими номерами. Допросили попавшего в плен водителя. Тот сообщил, что является шофером профессора Рогозина, привез его в Астрахань, цель поездки ему неизвестна. Но и этих немногих сведений было достаточно, чтобы насторожить немецких врачей. Они знали, что Рогозин  мог покинуть наркомат в Москве только в связи с чрезвычайными обстоятельствами. Знали они также, что он был ведущим  специалистом в области профилактики чумы. А если учесть что Кубань и Кавказ были в отношении чумы неблагоприятными районами и здесь неоднократно  регистрировались вспышки «черной смерти»,  данная информация вызвала у немцев подозрения и опасения.  Неспроста  же главный чумолог Советского Союза и мира на фронте,  значит, есть случаи появления страшной заразы. А их войска интенсивно продвигаются именно в этом направлении. Раскидывая по дороге адъютантов, немецкие санитарные врачи бросаются к командующему группой армий «А» фельдмаршалу Листу – «У русских возможно чума!!! Необходимо принять  меры безопасности». Перепуганный фельдмаршал тут же отдает приказ: приостановить наступление в районе Ставрополя. Весь личный состав немецких войск срочно выводят в тыл и  прививают против чумы. Все дезинфицируют, наступление откладывают до полного выяснения обстоятельств. Через месяц Гитлер, недовольный задержкой  наступления, отстранил Листа.

В свою очередь наша разведка при изучении документов пленных немцев заметила наличие отметок о проведение прививок против чумы. Это вызвало настороженность со стороны начальников медицинской службы нашей армии, так как нельзя было исключить возможность биологических диверсий. С целью защиты личного состава, и в наших войсках также была проведена вакцинация против чумы. То есть только подозрение на чуму  дезинформировало руководство медицинских служб и командование противостоящих армий и привел к ослаблению боевых действий и проведению широкомасштабных, трудоемких очень дорогих, и как выяснилось, малооправданных мероприятий.

Только на основании этого исторического факта можно судить, как относились к чуме и наши и немцы. Какими бы они плохими не были, само предположение выпустить заразу чумы в мир для них было неприемлемо и кощунственно. В отличие от сегодняшних киношников и писак. Ради пиара, мимолетной славы и денег они готовы полностью оклеветать любого и преподать чудовищную ложь под соусом «основано на реальных фактах». И ведь не боятся Божьего возмездия за вранье. В общем «ради красного словца, не пожалею и отца». Понятно, что киношники  хотят показать героику Великой войны, злобных и коварных врагов, но врать до такой степени это чересчур.

Правда если в фильме   прямо говорится о вирусе чумы, то в последнее время и в Викепедии и  в рецензиях вирус упоминается без какой-либо конкретики. Просто «опасный вирус».  Ведь сознательно выпустить на волю «черную смерть» может только безумец!!!

 

 

Посетители — 292.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *