Царь Филипп II, отец Александра Македонского

Великий полководец Александр Македонский родился в семье македонского царя Филиппа II. О нем немного позабыли, знают лишь как отца Александра. Но между тем это тоже был великий полководец. И всемирные успехи сына  зиждутся на фундаменте заложенным отцом.  Именно Филипп II осуществил наиболее трудную, первоначальную задачу укрепления Македонского государства и фактического объединения Греции в рамках Коринфского союза. В дальнейшем его сын воспользовался сильной, закалённой в боях армией, сформированной Филиппом, для создания своей необъятной империи. Филипп сумел установить контроль над золотыми рудниками и начать чеканку золотой монеты. Благодаря этим средствам смог создать крупную постоянную армию, основой которой стала знаменитая македонская фаланга.  Филипп одним из первых широко использовал осадные и метательные машины.  Также умело прибегал к подкупу своих соперников — известно его выражение: «Осёл, нагруженный золотом, возьмёт любую крепость».

Гетайры

Именно Филиппу принадлежит заслуга создания  регулярной  армии. До него  македонские цари,  имели в распоряжении лишь постоянную конную дружину числом около тысячи воинов и наёмников, а пешее народное ополчение призывалось в случае внешнего вторжения. Филипп увеличил количество конницы  за счёт приёма новых «гетайров» на военную службу, таким образом, царь привязал племенную знать к себе лично, завлекая их новыми землями и дарами. Конница гетайров во времена Александра Македонского насчитывала 8 эскадронов по 200—250 тяжеловооружённых всадников. Филипп первым в Греции применил конницу как самостоятельную ударную силу. В битве при Херонее гетайры под командованием Александра Македонского истребили непобедимый «Священный отряд фиванцев».

Пешее ополчение благодаря успешным войнам и дани с покорённых народов также превратилось в постоянное профессиональное войско, вследствие чего стало возможным создание македонской фаланги, набираемой по территориальному принципу. Македонская фаланга  во времена Филиппа состояла из полков примерно по 1500 человек и могла действовать как в плотном монолитном строю, так и маневрировать подразделениями, перестраиваться, менять глубину и фронт.

Также Филипп применял и другие рода войск: щитоносцев (гвардейская пехота, более подвижная, чем фаланга), фессалийская союзная конница (мало чем отличалась по вооружению и численности от гетайров), лёгкая кавалерия из варваров, лучники, пешие отряды союзников.

Обучал и тренировал свою армию постоянно. Устраивал в мирное время дневные переходы по 300 фарлангов  (60 км). Причем воины тащили кроме оружия и доспехов провизию и прочую утварь. Дисциплину в войсках царь поддерживал жёстко. Когда два его генерала в пьяном виде привели в походный лагерь певичку из борделя, он изгнал обоих из Македонии.

По молодости во главе войска сам храбро бросался в битву. Отсюда и множество ран — стрела выбила ему глаз, дротик насквозь пробил бедро, в одном из боёв перебили ключицу. Поэтому в зрелом возрасте  царь управлял войсками, опираясь на своих полководцев, и старался использовать разнообразные тактические приёмы, а ещё лучше политические. Как пишет древнегреческий писатель Полиен: «Он не был столь успешен в силе оружия, сколько в союзах и переговорах… Он ни разоружал побеждённых, ни разрушал их укреплений, но его главной заботой было создать соперничающие фракции, чтобы защитить слабых и сокрушить сильных». Другой историк Юстин писал: «Любой приём, который вёл к победе, не был постыдным в его глазах».

Филипп II родился в в 382 году до н.э.в городе Пелла, столице древней Македонии. Когда ему было 14 лет, его отец Аминта III умер, и на Македонию накинулись соседи – иллирийцы, греки, фракийцы. Каждый хотел оторвать кусок ослабевшей державы. Македонией правил его брат Пердика, а сам Филипп оказался заложником в Фивах, где ознакомился с устройством общественной жизни Древней Греции, усвоил основы военной стратегии и приобщился к великим достижениям эллинской культуры.

В 359 году до н. э. вторгшиеся иллирийцы захватили часть Македонии и разгромили македонское войско, убив царя Пердикку,  и ещё 4 тысячи македонян. Сын Пердикки III, Аминта IV, был возведён на трон, но в силу малолетства опекуном над ним стал Филипп. Начав править как опекун, Филипп вскоре завоевал доверие войска и, отодвинув наследника, стал в 23 года царём Македонии. В трудный для страны момент, демонстрируя незаурядный дипломатический талант, Филипп быстро разобрался с врагами. Он подкупил фракийского царя и убедил его казнить Павсания, одного из претендентов на престол. Затем разгромил другого претендента, Аргея, пользовавшегося поддержкой Афин.

А затем пошла череда непрерывных войн, как успешных, так и не очень. Воевал с неведомыми пеонийцами, иллирийцами, фракийцами, греками, скифами и прочими народами. Причем дабы закрепить завоевания, имел привычку женится на дочерях вождей покоренных племен. Первый раз женился Аудате из иллирийского племени дарданцев, от которой заимел дочку Кинану. Второй раз на некой Филе из влиятельного македонского рода. Затем чтобы предъявить права на Фессалию  он прижил детей от фессалийских женщин, одна  которых родила ему дочку Фессалонику, а от другой  заимел слабоумного сына Арридея.

 

 

Когда стал воевать Эпир, женился на дочери местного царя Олимпиаде, жрице и любительницы змей. Вот от нее в 356 г. до н.э. и родился Александр Македонский. Вы думаете, на этом царь Филипп успокоился? Отнюдь.   Когда он подчинял Фракию, там к нему перешёл фракийский царь Кофелай, отдавший ему дочь Меду и большое приданое. Женившись на ней, он таким образом привёл домой вторую жену после Олимпиады. Но, тем не менее, Олимпиада была его «главной» женой и обладала наибольшим влиянием.

В 338 году до н.э. царь Филипп завоевал Грецию и объединив ее в Коринфский союз стал готовить поход в Персию. Но этим планам помешала  любвеобильность царя. Так сказать «бес в ребро». По тем временам уже пожилой 45-летний мужик влюбился, как мальчишка, в юную Клеопатру из знатной македонской семьи.  В очередной раз женился и вознес к власти  её родственников во главе с дядей Атталом. Оскорбленная и отлученная от власти Олимпиада уехала к своему брату в Эпир, сын и наследник Александр тоже вначале был с ней, а затем перебрался к иллирийцам. Дипломатичному Филиппу удалось разрулить ситуацию: он выдал свою дочку за эпирского царя, тем самым добившись  возвращения Александра.  Но тут  во время свадебных торжеств Филиппа убивает его личный и доверенный телохранитель и любовник Павсаний. Вообще с этим убийством дело темное. Судя по всему, здесь сплелись и личные мотивы Павсания и подстрекательство  заинтересованных лиц. Якобы зловредный дядя Клеопатры, Аттал  пригласил к себе Павсания, напоил его, после чего изнасиловал совместно с другими сотрапезниками. Павсаний обратился к Филиппу; но так как Аттал был дядей и опекуном новой жены царя, Клеопатры, то Филипп хода делу не дал. А  обиженного Павсания стали подзуживать  Олимпиада, её брат царь Эпира Александр Молосский и её сын Александр Македонский. В результате Павсаний убивает царя Филиппа и сам погибает в схватке с другими телохранителями.

Пусть читателей не удивляет такая гомосексуальная Санта-Барбара. В Древней Греции такие отношения между могучими воинами были в порядке вещей. Особенно в Македонии. Некий Феопомп, лично наблюдавший жизнь македонского двора при Филиппе, оставил такой убийственный отзыв: «Если и был кто-нибудь во всей Греции или среди варваров, чей характер отличался бесстыдством, он неизбежно был привлечен ко двору царя Филиппа в Македонии и получил титул «товарища царя» . Ибо в обычае Филиппа было славить и продвигать тех, кто прожигал свои жизни в пьянстве и азартных играх… Некоторые из них, будучи мужчинами, даже чисто брили свои тела; и даже бородатые мужи не уклонялись от взаимной скверны. Они брали с собой по два или три раба для похоти, в то же время предавая себя для той же постыдной службы, так что справедливо бы их называть не солдатами, но проститутками.»

Филипп оставил о себе противоречивые суждения современников. У одних он вызывал ненависть как душитель свободы, другие видели в нём мессию, объединившего раздробленную Элладу.   Коварный и великодушный одновременно. Одерживал победы, но и терпел поражения.  Пьянство при дворе Филиппа поражало греков. Сам он часто пьяным отправлялся в битву, принимал иностранных послов. Любил весёлое застолье с неумеренным потреблением неразбавленного вина, ценил шутки сотрапезников и за остроумие приближал и одаривал. Также ценил он образованность, для обучения и воспитания Александра, наследника трона, пригласил Аристотеля. «В беседах был и льстив, и коварен, на словах обещал больше, чем выполнял… Как оратор он был красноречиво изобретателен и остроумен; изощрённость его речи сочеталась с лёгкостью и сама эта лёгкость была изощрённой.»

Друзей уважал и щедро вознаграждал, к врагам относился снисходительно. Не был жесток с побеждёнными, легко отпускал пленных и даровал свободу рабам. В быту и общении был прост и доступен, хотя и тщеславен. Хотел, чтобы подданные его любили, и старался судить по справедливости.

Неоднозначная и противоречивая личность. Но при этом неординарная и значительная. Великий отец великого полководца.

 

Посетители — 212.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *