Бравый казак Козьма Крючков

Самый известный герой Первой мировой войны, в России несомненно был донской казак Козьма Крючков. Лихой казак красовался на плакатах и листовках, папиросных пачках, конфетных обертках и почтовых открытках, его портреты и рисунки, изображающие его подвиг, печатали в газетах и журналах. Ведь он первым был награжден  Георгиевским крестом  в годы войны. И до сих пор имя Козьмы Крючкова является синонимом лихой отваги, бравады и даже боевого фанфаронства.

Козьма Фирсович Крючков  родился в 1890 году (точная дата неизвестна) на хуторе Нижне-Калмыкова (ныне Нижний Калмыкос) Усть-Хопёрской станицы Войска Донского. Рос, помогал отцу по хозяйству, учился в станичной школе, в 18 лет его женили на соседской девчонке, в 21 год был призван на действительную службу в 3-й Донской казачий полк имени атамана Ермака Тимофеева, входившего  в состав 3-й кавалерийской дивизии. К началу Первой мировой войны  имел чин приказного (что соответствовало ефрейтору в пехоте). Действительная казачья служба длилась четыре года, то есть к началу войны Крючков был старослужащим, сиречь «дедушкой» — гонял и обучал молодых казаков-первогодков.

В начале августа 1914 года  русская армия производила мобилизацию и занимала исходные районы с целью развить наступление вглубь Восточной Пруссии. Пока происходило сосредоточение основных сил, границу прикрывали отдельные части и подразделения, среди них — 3-я кавалерийская дивизия, в состав которой входил 3-й  казачий полк. 9 августа из его состава в район местечка Любов был направлен в боевое охранение пост казаков. 12 числа, местные жители, рассказали казакам о  приближении немецкого конного разъезда. Шесть бойцов под командованием Василия Астахова выехали навстречу. Увидев, что немцев гораздо больше – в большинстве изданий говорится о 27 германских кавалеристах. Но если верить приказу о награждении там фигурирует цифра в 22 человека. В любом случае казакам не резон было входить в бой с превосходящим отрядом. Астахов отправляет двух казаков с донесением в штаб, с ним остаются трое – Козьма Крючков, Иван Щегольков и молодой казак-первогодок Михаил Иванков.

Слева Козьма Крючков

Вначале казаки, спешившись, обстреляли немецкий разъезд  и убили четырех человек. Германцы  хотели  уйти, но обнаружив, что в засаде всего лишь небольшой отряд,  сами ринулись в атаку. Как потом рассказывал сам К. Крючков: «Сперва немцы то, завидя нас было испугались, а потом, расхрабрившись – и полезли. Им было удобней, они на горке, а мы внизу». Метким выстрелом В. Астахов убил вражеского офицера, затем казаки стали уходить на лошадях, стараясь заманить германских кавалеристов на находившуюся рядом пехотную часть. Но солдат на месте не было, убоявшись убежали.

Казаки бросились врассыпную, но германцы настигли Иванкова, на выручку которому, поспешили все остальные. Завязалась схватка. Тяжесть боя усугубляло и то обстоятельство, что у донцов отсутствовали пики. Сам Козьма Крючков так описывал  бой следующим образом: « Увёртываясь от нападения, нам пришлось разъединиться. Меня окружили одиннадцать человек. Не чая быть живым, я решил дорого продать свою жизнь. Лошадь у меня подвижная, послушная. Хотел было пустить в ход винтовку, но второпях патрон заскочил, а в это время немец рубанул меня по пальцам руки, и я бросил винтовку. Схватился за шашку и начал работать. Получил несколько мелких ран. Чувствую, кровь течёт, но сознаю, что раны неважные. За каждую рану отвечаю смертельным ударом, от которого немец ложится пластом навеки. Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею поодиночке уложил остальных. В это время мои товарищи справились с другими. Товарищи мои получили лёгкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустых, так — уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть вёрст. Первого августа в Белую Олиту прибыл командующий армией генерал Ренненкампф, который снял с себя георгиевскую ленточку, приколол мне на грудь и поздравил с первым георгиевским крестом».

Первый удачный бой в войне, первый герой. Естественно в газетах и журналах начали его описывать, всячески приукрашая подвиг казаков. Троих участников наградили георгиевскими медалями, а Крючкова – Георгиевским крестом. В результате, он стал первым георгиевским кавалером начавшейся войны. По выписке из лазарета «на вокзале герою казаку были устроены торжественные проводы, и публика качала его и товарищей на руках. Местное общество поднесло ему крупный денежный дар». И это были не единственные подарки. К примеру, дирекция Русско-азиатского банка вручила золотую казачью саблю. Еще одну казачью шашку с соответствующей гравировкой подарили сотрудники газеты «Новое Время».

По  газетным статьям лишь три германца из 22 сумели ускакать к своим, 11 были уничтожены лично Козьмой Крючковым, получившим при этом 16 колотых ран от пик и сабель врагов. Но скажем так – не очень верится. Конечно Крючков опытный казак, но тем не менее это был его первый бой. Уничтожить 11  врагов шашкой и отнятой пикой???

Тем более что во всех донесения и рапортах, а также в журнале боевых действий  6-й сотни 3-го Донского казачьего полка фигурирую другие данные: «Крючков разрубил шею одному немецкому всаднику, Иван Щегольков ранил одного немца и его лошадь, Иванков ранил одного немца, и Астахов застрелил одного немецкого офицера. После первоначальной стычки казаки эти рассыпались в разные стороны, преследуемые немцами. Крючков, без пики и винтовки, обороняясь от скакавших за ним 12 всадников, вырвал у одного из них пику и этой пикой оборонялся все время, пока немцы не отстали, и пику эту привез в сотню, он получил шестнадцать колотых пикой ран в спину, плечо, предплечье, ухо, и у него разрублены палашом три пальца правой руки. Иван Щегольков имеет две колотые пиками раны в спину и правую руку; казак Иванков одну рану в спину и три раны в правую ногу. Казак Василий Астахов, отбиваясь от неприятеля, когда на него наскочил с поднятым палашом немецкий офицер, выстрелил в него и свалил немецкого офицера выстрелом с коня».

            То есть во время стычки казаки убили двух немецких кирасир и двоих ранили. Но досужие журналисты все переиначили: Крючков отбивался от 12 немцев, значит, их уничтожил (одному разрешили ускакать). В любой войне нужен Герой, на которого бы равнялись. И задача пропагандистов найти таких Героев. И Козьма Крючкова сделали им. Научили, что и как говорить, как вести себя и превратили в самого известного Героя войны.

После побывки в родной станице, Крючков вернулся на фронт. «Героя отослали в штаб дивизии, где он слонялся до конца войны, получив остальные три креста за то, что из Петрограда и Москвы на него приезжали смотреть влиятельные дамы и господа офицеры. Дамы ахали, дамы угощали донского казака дорогими папиросами и сладостями, а он вначале порол их тысячным матом, а после, под благотворным влиянием штабных подхалимов в офицерских погонах, сделал из этого доходную профессию: рассказывал о «подвиге», сгущая краски до черноты, врал без зазрения совести, и дамы восторгались, с восхищением смотрели на рябоватое разбойницкое лицо казака-героя. Всем было хорошо и приятно». (М. Шолохов «Тихий Дон»).

Кстати, именно немного негативное и ироничное отношение Михаила Шолохова к Козьме Крючкову, отчасти служит еще одним доказательством истинного авторства романа-эпопеи «Тихий Дон». Федор Крюков, которому приписывают авторство, встречался с Крючковым и описывал его подвиг красочно и пафосно,  делая из казака чуть ли не былинного чудо-богатыря: «Казаки — ребята все очень отважные, но до Кузьмы Крючкова, конечно далеко, он какой-то особенный, он и в жизни-то сорви-голова, удалец-молодец, и такой неустрашимый, что в огонь и в воду пойдет… для него все равно, и чем опасней, тем для него лучше».

Шолохов описывал же стычку казаков с немцами и самого Козьму Крючкова со слов непосредственного участника боя Михаила Иванкова, служившего в Гражданскую войну у красных, а затем вернувшегося в родную станицу. Иванков недолюбливал Крючкова, который как «дедушка» гонял его, ну и наверное завидовал его славе. Вот и описал  знаменитый бой Крючкова с немцами, как нелепую стычку.

Кстати после этого случая, освещённого почти во всей тогдашней российской прессе, немцы и австрийцы перестали брать в плен казаков, а убивали их на месте. Казаков узнавали по лампасам на шароварах, поэтому они стали носить обычную пехотную форму.

К концу Первой Мировой войны Крючков стал подхорунжим (первый казачий офицерский чин). После Февральской революции Крючков был избран председателем полкового комитета, а после развала фронта вместе с полком вернулся на Дон. Мирной жизни не получилось. Воспитанный в семье староверов, в патриархальных традициях, Козьма Крючков оказался  на стороне белых. Воевал в армии Краснова, в 1919 году во время Вёшенского восстания был смертельно ранен в бою близ деревни Лопуховки Саратовской губернии.

Славный и храбрый был казак. Но его образ подпортило шумное восхваление и безудержный пиар. Во всем нужна мера. А когда мера славословий зашкаливает, реальный герой превращается в лубочного богатыря. Так и случилось с простым казаком Козьмой Крючковым. А сам термин кузьма-крючковщина стал обозначать шумную, ура-патриотическую пропагандистскую компанию.

Посетители — 164.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *