Битва под Москвой. Наро-Фоминская операция. «Последний батальон» вермахта

 

К декабрю 1941 год немецкое наступление под Москвой выдохлось. Крайняя физическая и моральная усталость солдат, свирепое сопротивление советских войск, огромные потери – в ротах оставалось по 30-40 бойцов. Ко всему прочему установившиеся с 1 декабря сильные холода, минус 30-38 градусов, к которым немецкая армия была не готова. Растянувшиеся коммуникации и дороги, сами по себе плохие, да еще и подвергавшиеся постоянным нападениям партизан. Немецкие подразделения испытывали дефицит буквально во всем – в теплой одежде, боеприпасах и горючем. Из-за недостатка бензина, многие танки превращали в неподвижные огневые точки.

То, что наступление провалилось, на фронте понимали все: от рядового солдата, до фельдмаршала фон Бока. Но этого не понимал Гитлер и его присные сидящие в далеком и теплом Берлине. Им казалось, что там 50-40 километров, еще немного, последний бросок и вожделенная Москва падет. Из Берлина идут приказы – продолжить наступление. А приказ в армии это святое, его нужно обязательно выполнять.

Встретив  сильное сопротивление как на северном, так и на южном направлениях обхода Москвы, 1 декабря командование группы армий «Центр» предприняло попытку прямого наступления на Москву с западного направления вдоль шоссе Москва-Минск возле Наро-Фоминска (в районе Апрелевки). Для этого удара немцы собрали все резервы, подчистили тыловые части, сняли подразделения охраняющие коммуникации. Вытащили даже 638-й пехотный полк, укомплектованный французскими фашистами. До этого он болтался в тылу, по идее Гитлера должен был символически войти в поверженную Москву. Но пришло время и французов отправить в бой. Задействовали и танки. Но, правда не очень много – основные танковые части были задействованы на севере у Клина и Истры, и на юге у Тулы. По сути, группировка, собранная у Наро-Фоминска была пресловутым «последним батальоном», который должен был решить исход великой битвы.

1 декабря 1941 года немецкая 258-я пехотная дивизия 4-й Армии после артподготовки и авиационных ударов  перешла в наступление. Противостоящие советские 222-я, 149-я и 162-я стрелковые дивизии были обескровлены предыдущими боями и не смогли отразить удар врага. Гитлеровцы попытались развить наступление по автостраде Минск-Москва, но там все было обильно заминировано. Потеряв на минах несколько танков, они были вынуждены  свернуть с шоссе и двигаться к Акулову по обочинам и лесополосе. Но не зря 5-й армией командовал лучший артиллерист Красной Армии генерал Говоров. Все маршруты танковых колонн были заранее просчитаны и пристреляны. На пути следования были устроены засеки и ловушки. Не имея шанса обойти лесные преграды, при этом опасаясь заминированных участков, немецкие танки сгрудились на выходе из мелколесья. И тут по ним врезала  советская артиллерия. Было подбито 35 танков.

Но тем не менее немцы к 16 часам заняли Акулово,  к концу 2 декабря южнее Наро-Фоминска смогли продвинутся на десять километров, но затем вынуждены был перейти к обороне. Также была предпринята попытка прорваться 1 и 2 батальонов французов, но они наступали без поддержки танков (те были угроблены под Акулово), что привело к большим потерям. Создав многократный перевес в живой силе и технике, соединения вермахта, прорвав оборону 33-й армии, небольшими силами вышли в район Юшково.  Разведывательный батальон вермахта даже прорвался к городу Химки (рубеж моста через канал Москва-Волга и городской железнодорожной станции) — на расстояние около 30 км от московского Кремля.

Но это был последний, локальный успех немцев под Москвой. Сил для поддержки прорыва 258-й пехотной дивизии у них уже не было. Воспользовавшись этим, Говоров и командующий  33-й армии генерала М. Г. Ефремов снимают с неатакованных участков часть войск и организуют контрудары. 183-й стрелковый полк ночью 3 декабря штурмует Юшково и к утру выбивает немцев из него. Героически действует 26-я фугасная рота, почти все бойцы, которой были награждены. Лужники-сибиряки берут под контроль лесные дороги. Над прорвавшейся группировкой гитлеровцев нависает угроза окружения, и они  начинают отходить. 5 декабря прорыв был ликвидирован и немцы отошли на исходные позиции. Общие немецкие потери составили 7500 человек.

А на следующий день в наступление перешли уже советские войска. Вначале контрнаступление шло на северном и южном фланге Западного фронта. На Нара-Фоминском направлении наступление началось 14 декабря. И очень неудачно. Несмотря наличие на всех участках наступления миномётов поддержки, которые позволяли массированно уничтожать противника на дальних подступах, немцы держались.  За время затишья ноябрь они успели основательно укрепить позиции, продумали систему перекрёстного огня, простреливались и те участки, которые не имели сплошной линии обороны. Были обустроены отдельные малозаметные опорные и хорошо укреплённые пункты с системой необходимых коммуникаций.

Десять дней войска 33-й Армии, неся большие потери, бесплодно штурмовали германские позиции. Немцы огрызались, часто контратаковали. Деваться им было некуда. Позади размещались заградотряды расстреливающие отступавших. Генерал Гальдер записал и впоследствии опубликовал высказывания Гитлера на совещании 20 декабря 1941 года: «…Организация заградотрядов… Сжигать населенные пункты! Клюге должен остановить правый фланг 4-й армии. 4-й армии нельзя отступать… Держать оборону и сражаться до последнего. Добровольно не отступать ни шагу назад. Прорвавшиеся подвижные части противника уничтожать непосредственно в тылу».

Лишь 26 декабря свежая сибирская 93-я стрелковая дивизия генерал-майора К. М. Эрастова, выделенная из стратегического резерва, с ходу вступила в бой и  прорвала оборону противника. Вместе с бойцами 113-й стрелковой дивизии красноармейцы начали развивать успешное наступление   в юго-восточном направлении на железнодорожную станцию и посёлок Балабаново. Пытаясь избежать окружения, противник спешно начал выводить из Наро-Фоминска основные силы в направлении на Боровск, оставив в городе сильные заслоны. Но к исходу того же дня Наро-Фоминск удалось практически полностью очистить от противника. 28 декабря совместными действиями   43-й и 33-й армий  армии  был освобождён поселок и станция Балабаново, а 2 января 1942 года город Малоярославец.

Как раз перед Новым 1942 годом один полк сибиряков  обошёл город Боровск с юга и перерезал дорогу на Малоярославец. В  этот же день вечером, другой  полк 93-й дивизии перерезал дорогу из Боровска на запад в сторону Медыни. На окраинах Боровска и в самом городе начинаются бои. 3 января 129-й бойцы-сибиряки смогли оседлать  третью дорогу из Боровска — на Верею. С востока к  Боровску  подошла 201-я Латвийская дивизия полковника Г. Г. Паэгле. Немецкий гарнизон в Боровске оказался полностью окружённым нашими войсками. Бушевавшие 4-х дневные бои в Боровске, доходившие зачастую до рукопашной, завершились рано утром 4 января 1942 года. Немецкая группировка в Боровске была уничтожена, закончилась оккупация города, продолжавшаяся с 14 октября 1941 года. Окончательно территория Боровского района была освобождена от немецких войск только 15-16 января 1942 года с подходом 160-й стрелковой дивизии.

 

 

Посетители — 113.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *