Битва под Москвой. Клинско-Солнечногорские операции

 

Шел в атаку яростный сорок первый год

У деревни Крюково погибает взвод.

Все патроны кончились, больше нет гранат

А в живых осталось только семеро молодых ребят.

В начале декабря 1941 года маленькая деревня Крюково  на Ленинградском шоссе стало центром внимания верховного командования, как немецкого, так и нашего. Гитлер устраивал истерику своим генералам, требуя чтобы те, поскорее взяли эту самую Крюково. В свою очередь Сталин угрожал Жукову неминуемыми карами за потерю деревни. Жуков же прямо пообещал Рокоссовскому расстрелять и его и всех других генералов. Только в самом низу командной пирамиды старший лейтенант Бауыржан Мамыш-Улы, вопреки всем уставам, ставший командиром полка  и засевший в окопы под деревней Крюково, ничего не боялся. Пострашнее всех угроз и кар для него была пощечина и плевок в лицо пожилой местной жительницы, вынужденной уходить из своего дома. И упертый Мамыш-Улы защищал деревню, не как ему приказывали, а как его учил покойный генерал Панфилов. То отступал, то вновь контратаковал. Крюково восемь раз переходило из рук в руки. В итоге к 6 декабря немцы засели в центре, а панфиловцы на окраине деревни. Раненый, но не оставивший строй Мамыш-Улы, поклялся погибнуть, но Крюково не сдавать. Потери были огромными. Чтобы хоть как-нибудь пополнить поредевшие  ряды  16-й Армии командующий фронтом Жуков наскребал подкреплений в соседних армиях — буквально повзводно.

Резервов не было. Ни у командующего Западным фронтом Жукова ни у противостоящих ему фельдмаршалов Бока и Браухича. Фон Бок заявил, что в битве под Москвой победит последний батальон. Вот и не считаясь с потерями он бросал в горнило боя все подчиненные ему части.  К 27 ноября немецкая 7-я танковая дивизия смогла форсировать канал Москва-Волга (последнее крупное препятствие на пути к Москве) и закрепиться на другом берегу. Расстояние от немецких позиций до Кремля составляло менее 35 км. Дальнейшему продвижению немцев на северном направлении помешал сброс вод из  водохранилищ канала имени Москвы, которые были взорваны 24 ноября. По воспоминаниям маршала Шапошникова: «с приближением немцев к этому рубежу водоспуски водохранилища были взорваны (по окончании переправы наших войск), в результате чего образовался водяной поток высотой до 2,5 м на протяжении до 50 км к югу от водохранилища. Попытки немцев закрыть водоспуски успехом не увенчались».

 

Части 5-го армейского корпуса продолжили наступление по Ленинградскому шоссе и к 27 ноября вышли на линию Крюково — Лунёво — Лобня в тыл 16-й армии, создав угрозу её окружения.

На северо-западе от Москвы немцы заняли Красную Поляну и вышли на расстояние чуть более 29 км от Кремля. В свои полевые бинокли немецкие офицеры могли разглядеть самые большие здания советской столицы, но силы немцев были истощены: в некоторых полках противника насчитывали всего по 150—200 боеспособных солдат, то есть по одной — двух рот полного состава.

Сталин категорически потребовал от Жукова «отвечать честно как коммунисту»: есть ли возможность удержать Москву. Жуков твердо ответил, что удержит столицу, но для этого потребовал свежие резервы. То, что они есть в загашнике у Сталина, он знал точно. Тот весь ноябрь собирал под Москвой свежие дивизии, прибывающие из Сибири и Поволжья. На фронт их не отправлял, держал в кулаке, готовя мощное контрнаступление.  Достаточно сказать, что большинство частей участвовавших в легендарном параде 7 ноября, в деле еще не были, но готовы были вступить в бой в любой момент.

И момент настал. За несколько дней до намеченного контрнаступления, Сталин из стратегического резерва, скрепя сердцем, выделил Жукову две армии: 1-ю Ударную под командованием генерал-лейтенанта В.И Кузнецова, и 20-ю которой командовал  будущий предатель генерал А.А. Власов. Лишь бы остановили немцев и выбили  с Истры, Яхромы и Красной Поляны. В помощь  было выделено практически 75% авиации Западного фронта.

Василий Иванович Кузнецов

Вообще само название «Ударная Армия» подразумевает усиленное танками и артиллерией мощное моторизованное соединение, предназначенное для прорыва вражеской обороны. Ничего этого в 1-й Ударной не было. Командующего Кузнецова нашли в госпитале. Еще с кровоточащими ранами он прибыл в Кремль представляться Сталину.  «Ну что, вы довольны назначением?» — задал вопрос Сталин. Кузнецов простодушно ответил: «Доволен, только армия уж очень куцая — одни лыжные батальоны, лишь одна дивизия… И какой дурак корпуса отменил!». Сталин, молча ухмыльнулся – это была его инициатива. Но впрочем, никаких последствий разговор не имел. Лишь после Победы, Сталин шутливо припомнил уже генерал-полковнику Кузнецову, Герою Советского Союза, армия которого взяла рейхстаг: «А помнишь, как в 41-м ты меня дураком назвал?».

Сказать, что  войска Западного фронта превосходили Группу армий «Центр» нельзя, численное превосходство оставалось за немцами. Но это были свежие части, хорошо вооруженные и отлично экипированные к зимним условиям. А между тем с 1 декабря под Москвой установились сильные морозы доходящие до минус 30-38 градусов. В такие холода в шинельке, в сапогах, да в пилотке  много не навоюешь. Нужны полушубки, валенки, шапки-ушанки, стеганые штаны.

Немецкие солдаты зимой 41-го

2 декабря передовые части 1-й Ударной и 20-й армий отразили все атаки противника севернее Москвы   и вынудили его прекратить наступление. 3-5 декабря 1-я Ударная и 20-я армии нанесли несколько сильных контрударов в районе Яхромы и Красной Поляны и начали теснить врага. Немцы начали перебрасывать туда силы с других участков. Воспользовавшись этим левофланговые дивизии 16-й армии во взаимодействии с 5-й армией отбросили противника из большой излучины реки Москвы северо-восточнее Звенигорода. Ударная группа 33-й армии, разгромив 4-5 декабря вражеские части, восстановила положение на реке Нара.

А 6 декабря уже все войска Западного фронта перешли в контрнаступление. У Сталина в резерве был не «последний батальон», а дополнительно к 1-й Ударной и 20-й армиям еще четыре – 10-я, 39-я, 24-я и 60-я армии. Всего девять стрелковых и две кавалерийские дивизии, восемь стрелковых, шесть танковых бригад и большое количество специальных частей.

Сталин как хороший игрок бросил их в бой, когда был в  полной уверенности в том, что войска противника измотаны. Он выжидал, чтобы получить от применения новых частей максимальный ударный эффект (генералы впоследствии признали его правоту). И в ночь с 5 на 6 декабря 1941 года, когда еще продолжались последние вражеские атаки, советские войска начали наступление. Удар был совершенно неожиданным для немцев. Жуков сосредоточил усилия против тех самых клиньев, которые противник вбил в советскую оборону к северу и югу от Москвы. Советская сторона не могла рассчитывать на численное превосходство, но советские войска были недавно сформированы и лучше экипированы для зимних условий.

Немцы огрызались, контрактовали, жестоко сопротивлялись, но противостоять натиску свежих дивизий уже не могли.  Немецкие войска были изнурены в предыдущих боях и морально подавлены: добыча, которую они, казалось, уже держали в руках, ускользнула.  За десять дней боев они были отброшены на исходные порции ноябрьского наступления.

Основные бои на правом крыле Западного фронта развернулись вокруг Клина. Войска 30-й армии под командованием генерал-майора Д.Д. Лелюшенко, прорвав своим центром фронт обороны 3-й танковой группы, с северо-востока приближались к Клину. Здесь немцы оказывали особенно упорное сопротивление. Дело в том, что выход советских войск на ближние подступы к Клину создавал угрозу глубокого флангового удара по немецким войскам, действовавшим северо-западнее Москвы. Вот почему германскому командованию пришлось спешно усиливать свою клинскую группировку за счет переброски войск с других участков. Уже 7 декабря в район Клина начали перебрасываться части шести танковых дивизий. Это обстоятельство привело к замедлению наступления 30-й армии, но зато другим войскам  Западного фронта облегчило ведение боевых действий.

Тем не менее, темп наступления советских войск оставался еще очень низким: он составлял всего 1,5-4 км в сутки. Наступавшие соединения втягивались в бои за овладение опорными пунктами, поспешно создаваемыми немцами в населенных пунктах, узлах дорог и на господствовавших высотах, но, к сожалению, при этом они действовали крайне неумело. Даже те из них, что прекрасно проявили себя в оборонительных сражениях, не успели овладеть искусством ведения наступательного боя. Многие обвиняют маршала Жукова в напрасных потерях, в том что не жалел солдатской кровушки. Но именно в те дни Жуков издал директиву, в которой  категорически запрещал лобовые атаки укрепленных узлов сопротивления врага. Он приказывал «преследование вести стремительно, не допуская отрыва противника. Широко применять сильные передовые отряды для захвата узлов дорог, теснин, дезорганизации походных и боевых порядков противника».

Для развития наступления  применение подвижных групп из конницы и лыжных отрядов имело важнейшее значение. Используя свои маневренные возможности, они наносили внезапные и дерзкие удары по флангам противника, даже выходили в его тылы. Особенно впечатляющих результатов на этом этапе контрнаступления добилась подвижная группа Л.М. Доватора. Об этом свидетельствуют не только отчетные документы советских штабов, но и оперативные сводки группы армий «Центр».

Уже к вечеру 13 декабря клинская группировка противника оказалась в полуокружении. В ночь на 15 декабря части 30-й армии вошли в Клин. На рубеже Истринского водохранилища немецкие войска пытались оказать советским войскам серьёзное и длительное сопротивление. Вода из водохранилища была спущена, лёд опустился на несколько метров и у западного берега был покрыт слоем воды в 35—40 см. Однако 15 декабря выход двух советских фланговых группировок севернее и южнее водохранилища заставил немецкое командование быстро отступить в западном направлении. Тем самым оборона противника на рубеже Истринского водохранилища была прорвана.

20 декабря немецкие войска были выбиты из Волоколамска. В этот же день правофланговые части 1-й ударной армии, развивая преследование противника, вышли к р. Ламе. Попытка 1-й Ударной, 16-й и 20-й армий сходу прорвать оборону противника существенных результатов не дала. Боевые действия на этом рубеже приняли затяжной характер. Но, тем не менее за 15 дней советские войска выполнили ближайшую задачу:  разбили ударные танковые группировки противника и, продвинувшись от исходной линии севернее столицы на 60 км, а южнее — на 120 км, устранили непосредственную опасность Москве.

Вперед пошла и поредевшая Панфиловская дивизия. 7 декабря  совместно с танкистами бригады Катукова они освободили злосчастное Крюково. На это раз окончательно. Кстати в этих боях 8-я гв  дивизия установила еще один рекорд. Она захватила, повторюсь, не уничтожила, а захватила в качестве трофеев 29 немецких танков. Количество для тех лет совершено фантастическое и даже сегодня неправдоподобное. Но дело в том что зимой 41-го в ближайшем тылу вермахта скопилось огромное количество техники с повреждениями не фатальными, но исключающими боевые действия без ремонта, техобслуживания или даже элементарной заправки.

В бросок к Москве группа армий «Центр» вложила все силы и теперь не располагала ни запасами горючего, ни резервом запчастей. Это обстоятельство сделало откат от Москвы катастрофическим: отход означал, что вся техника, которую нельзя эвакуировать, остаётся победителям. Аналитический отчёт по итогам боёв за Крюково особо отмечает массу брошенной техники. Характерно, кстати, что в бою за Крюково немцы использовали танки в качестве неподвижных огневых точек — именно из-за невозможности маневрировать ими.

Некоторые недооценивают значение Клинско-Солнечногорской операции. Мол, крупных городов в ней освобождено не было. Клин, Волоколамск,  Истру не сравнить с Калининым (Тверью) или Калугой. Это так. Но зато именно там была разгромлена самая крупная и сильная группировка противника – 3-я и 4-я Танковые армии. Именно разгром этой группировки предопределил победное наступление других частей Западного фронта. А также Калининского и Юго-Западного. То есть Клинско-Солнечногорская наступательная операция  была одной из главных в огромной Битве под Москвой.

О Тульской, Елецкой, Калужской и других операциях контрнаступления под Москвой расскажем в следующих статьях. Так что подписывайтесь на наш канал, оставляйте комментарии. Будем рады любому Вашему вниманию.

 

 

 

 

Посетители — 188.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *