История праздника 23 февраля. Официальная и реальная

23 февраля в России, Белоруссии, Таджикистане, Кыргызстане и Приднестровской республике официально отмечается как  «День защитника Отечества». В других постсоветских странах, в том числе и в Казахстане он тоже не забыт. Пусть неофициальный и не государственный, а неформальный День настоящих мужчин.

А вообще история этого праздника темная и противоречивая. 10 января 1919 года большевик  Николай Подвойский предложил отпраздновать годовщину Красной Армии 28 января. Именно в этот день в 1918 году был издан декрет о  создании Рабоче-крестьянской Красной армии. Вполне естественно праздновать годовщину именно в этот день. Но из-за бюрократических препон его предложение запоздало, и Совнарком стал ее рассматривать только 23 января. Уже поздно, за четыре дня к празднику не подготовишься. Но само предложение всем понравилось, и потому решили отметить его 17 февраля, совместив с «Днем красного подарка». Была задумана такая своеобразная благотворительная акция, когда население, по замыслу большевиков, должно было жертвовать подарки для красноармейцев. Но так как 17 февраля попало на понедельник, День красного подарка и, соответственно, годовщину РККА отложили на ближайшее воскресенье, то есть на 23 февраля. Газета «Правда» сообщала: «Устройство Дня красного подарка по всей России перенесено на 23 февраля. В этот день по городам и на фронте будет организовано празднование годовщины создания Красной армии, исполнившейся 28 января».

Затем на несколько лет этот праздник забыли, вспомнили лишь по окончанию Гражданской войны, в 1922 году. Ну как же не отпраздновать и не отметить победительницу  Красную Армию. Не особо зацикливаясь стали отмечать, как и первую годовщину — 23 февраля. Но на следующий 1923 год РККА исполнялось   пятилетие. Круглую дату решили отметить с размахом. Понадобилось и идеологическая привязка к дате. Не какой-то «день красного подарка», а серьезное событие –  желательно крупная победа или на худой случай значительное решение.

Но в том, то и дело что именно 23 февраля никаких особых событий и тем более побед не было. 21 и 22 февраля были, 24-го и 25-го были, а вот 23 не было. Но, тем не менее, прикормленным историкам был отдан приказ – найти и обосновать. Те начали искать и подгонять факты. Дескать, именно 23 февраля в газетах был опубликован  декрет о создании Красной армии  от 18 января 1923 года, хотя он был опубликован на следующий день после подписания. В журнале «Военная мысль и революция» появилось утверждение, что 23 февраля была сформирована первая красноармейская часть, принимавшая участие в боях на северо-западном направлении. Появляется даже фотокопия декрета Ленина об организации Красной армии от 15 (28) января 1918 года с ложной датировкой его 23 февраля. В конце концов, сошлись на том, что основанием для праздника рождения Советской армии стало то, что именно 23 февраля в Петрограде началась массовое формирование красноармейских отрядов в ответ на призыв  В. И. Ленина в декрете «Социалистическое Отечество в опасности!».

В общем, мутная история. Даже один из основателей Красной Армии, первый красный маршал Климент Ворошилов  на торжественном заседании, посвящённом 15-летней годовщине РККА, признавал: «Кстати сказать, приурочивание празднества годовщины РККА к 23 февраля носит довольно случайный и трудно объяснимый характер и не совпадает с историческими датами».

Сталин и Ворошилов

Но через пять лет Ворошилов резко изменил тон. А все, потому что в 1938 году товарищ Сталин, поставив точки над «i», определил официальную  и однозначную версию появления праздника Красной Армии: «Молодые отряды Красной армии, впервые вступившие в войну, наголову разбили немецких захватчиков под Псковом и Нарвой 23 февраля 1918 года. Именно поэтому день 23 февраля 1918 года был объявлен днём рождения Красной армии».  После слов вождя все другие версии исчезли, а сомневающихся быстро переубеждали в подвалах НКВД. Эта версия многие годы поддерживалась государственной пропагандой в СССР и практически стала реальной.

Но в том, то и дело что 23 февраля никаких побед не было.  Ни под Псковом, ни под Нарвой. 18 февраля германские и австро-венгерские войска начали наступление по всему Восточному фронту. Небольшие немецкие отряды продвигались, почти не встречая сопротивления: «Из-за царившей у большевиков паники и слухов о приближении мифических германских войск города и станции оставлялись без боя ещё до прибытия противника. Двинск, например, был взят немецким отрядом в 60—100 человек. В Режице германский отряд был столь малочислен, что не смог занять телеграф, который работал ещё целые сутки».

Надежды большевиков на сводные красноармейские части и «пролетарскую» Красную гвардию не оправдались. Сводные отряды   оказались небоеспособны, не слушались приказов, бойцы бежали и дезертировали. Многие петроградские красногвардейцы, узнав, что их собираются отправить воевать с немцами поспешили сдать оружие и разойтись по домам. Лучшее свидетельство тому статья В.И.Ленина «Тяжёлый, но необходимый урок», опубликованная в «Правде» 25 февраля 1918 года: «Мучительно-позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию, о невыполнении приказа уничтожить всё и вся при отступлении; не говорим уже о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве (…) В Советской республике нет армии.

Положение большевиков осложнялось ещё и тем, что значительная часть русского общества приветствовала наступление немцев. Ждали, что они придут, разгонят революционеров, и наведут нормальный порядок.

23 февраля 1918 года немецкие части находились на дальних подступах к Пскову. Подошли только днем 24 числа, к 18 часов захватили станцию Псков-1. При этом они были встречены ожесточённым пулемётным огнём латышских стрелков, пытавшихся контратаковать, но в конце концов сломленных напором немцев.  Некоторое время оставшиеся в городе небольшие группы красногвардейцев в разных местах вели по немцам пулемётный огонь, прикрывая отступление. Наиболее ожесточённый бой развернулся около полуночи с 24 на 25 февраля на углу улиц Сергиевской и Великолуцкой (ныне Октябрьский пр. и ул. Советская) по направлению к вокзалу, откуда наступали немцы. Вот как описывал эти события их участник В. Лемзаль: «Красногвардейцы на улицах находились небольшими группами, защищались мужественно и почти все легли. Последними слышанными мною словами их были: „Товарищи, мы можем только умереть„!, что они и выполнили с честью».

К 2 часам ночи немцы полностью овладели Псковом. В сводке германской ставки, которую подписал 25 февраля генерал Людендорф, сообщалось: «Южнее Пскова наши войска наткнулись на сильное сопротивление. В ожесточённом сражении они разбили врага, город взят». Красные командиры сообщали в Петроград о взятии Пскова 26 февраля: «Город был взят небольшими силами немцев. Наша беда в отсутствии подготовки, а также в том, что никакими приказами нельзя изменить заранее подготовленного настроения — не продолжать войну».

Под Нарвой основные события вообще произошли в марте. Защищали город  сводный красноармейский отряд Кляве-Клявина, группа венгров-интернационалистов во главе с Белой Куном, отряд под командованием Владимира Азина и отряд моряков Дыбенко, назначенного комендантом Нарвы. С утра 3 марта Дыбенко повел своих матросов в атаку на приближавшихся по железной дороге немцев. После встречного боя  отряд Дыбенко под угрозой обхода отступил, выдержки людей Дыбенко хватило только на несколько часов: вечером красные «без напора со стороны немцев» бежали из Нарвы. Немцы, не зная об этом, вступили в город только на следующее утро. Причем морячки так перепугались, что убежали аж в Самару. Прибывшему из Петрограда генералу Парскому кое-как удалось восстановить порядок и отстоять Ямбург, благо немцы его не особо атаковали. Сил не было.

Но все-таки в феврале 18-года произошло событие, остановившее немецкое наступление. Не бой и не атака, а успешная диверсия, которую по праву можно считать крупной победой. Но случилась она 24 февраля. В тот день в 10 часов вечера, отступавшие от Пскова красноармейцы заминировали   расположенный  в 5 км от города пироксилиновый склад.  Точнее не сам склад, он был пуст, а 2 вагона. Взорвали вагоны  как раз в тот момент, когда на станцию вошел  немецкий батальон. Вот как описывал последствия взрыва участник тех событий Илья Иванов, который побывал там через 10—12 часов после взрыва, застав ещё не эвакуированных раненых и неубранные трупы немцев: «Немецкие войска избрали кратчайший путь на Псков. Поскольку шоссе всё забито обозом, они пошли с Поклонной горки по старинной дороге на Псков. Склады пироксилиновые (их было четыре — большие, деревянные) были пусты, их я лично сам осмотрел. Значит, минирована была проходная. На месте её была яма, в которую можно было поставить 2-х этажный дом и его не увидеть. Рядом с проходной — барак караульного помещения, от которого ничего не осталось, всё разнесло. Взорвались два вагона со взрывчаткой. Их так разнесло, что только одну ось от вагона унесло метров на 300—400, а другие вообще неизвестно куда. У места взрыва было немцев около 1200 чел. Шли две группы по 600 человек в 200—500 метрах друг от друга. Первая группа, что подошла к проходной, была полностью уничтожена, потому что от проходной до взорванных вагонов было метров 60-80. От первой группы в 200—300 метрах от места взрыва валялись 6-8 разорванных лошадей». По немецким сводкам погибло 270 человек — 30 офицеров, 34 унтер-офицера и 206 солдат. Для германцев наступающих малыми силами это были очень большие потери. Естественно они приостановили наступление и дальше Пскова не двинулись.  Они не заняли даже станцию Запсковье в 2 верстах от города. Во многом благодаря этой диверсии, переговоры начатые через несколько дней в Бресте закончились для большевиков удачно – немцы пошли на перемирие. Так что крупные бои и успешные диверсии случились не 23 февраля, а 24 и 25-го.

Впрочем, 23 февраля или 24-е. Успешный бой или успешная диверсия. По сути неважно. Главное что 23 февраля в сознании людей живущих на постсоветском пространстве это День мужества. День настоящих мужчин.

 

 

 

 

Посетители — 791.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *